ВАДИМ ДЕМИДОВ: «ЧЕРНЕЦКИЙ – МАКСИМАЛИСТ. ТАК ЧТО БЕЗ ПУБЛИКИ ОН НЕ ОСТАНЕТСЯ НИКОГДА»

Удивительный Вадим Демидов очень откровенно написал ответы на вопросы о Саше Чернецком. Вспомнил о личном знакомстве с ним в Ленинграде. Описал музыкальную среду времён Горьковского рок-клуба. Раскрыл отличительные черты харьковской андеграундной культуры. И в завершении автор песен «Любитель жидкости» и «Still life» сказал несколько слов о том, что думает о cover-версиях на песни любых исполнителей. А мы неизменно рекомендуем творчество бессмертной группы «Хроноп», книги Вадима и приглашаем на грядущий юбилей группы «Разные Люди» в Санкт-Петербурге.

Из интервью Вадима Демидова для книги «Жизнь стоит того…»:

Опишите момент личного знакомства с Александром Чернецким и впечатления от этого человека.

Познакомились мы с Сашей 3 июня 1987 года. Это был первый день 5-го фестиваля ленинградского рок-клуба. Горьковский десант, высадившийся в Ленинграде, был весьма многочисленен, человек 20-25, включая Алексея Полковника и двух «хронопов» – меня и Сашу Терешкина. И у всех была одна и та же проблема: после первого фестивального дня негде было ночевать. И мы тусовались возле ЛДМ, фестивального зала, обсуждая варианты ночлега, и кто-то сказал, что вот тут есть два харьковчанина с квартирой. Теми харьковчанами оказались Серега Мясоедов и Саша Чернецкий. И действительно, у них были выходы на олдового джазового флейтиста, имени его я уже не помню, который за какие-то символические копейки сдавал квартиру для ночлега. И мы всем скопом поехали туда. Народа был реально овердоз: десятка два. Но хозяин выстелил целую комнату какими-то тряпками и поролоном, и все как-то вповалку устроились. И ночевали у него три ил четыре раза. Кажется, один фестивальный день сильно затянулся, и мы попали под развод мостов. Разумеется, за эти дни мы с Саней и Сергей уже стали приятелями – много времени проводили вместе, ходили обедать в какие-то столовки. И выпивали, конечно, хотя, кажется, не так уж обильно – много сил отнимали концерты, слушать это тоже работа.

Группа «Хроноп» Вадима Демидова в полном составе. 1980-е. Из архива группы.
Группа «Хроноп» Вадима Демидова в полном составе. 1980-е. Из архива группы.

Я помню, у нас на этой съёмной хате ходила шутка, связанная с тем, что харьковчане со своим фрикативным «г» произносили слово «горьковчане» весьма похоже на «харьковчане». И получалось, что мы практически земляки: харьковчане и г’орьковчане. Помню, все время прикалывались над этим. Это был ещё один фактор для нашего приятельства.

Саня был таким сильно худым долговязым чувачком. Больше молчун. Серега Мясоедов рассказывал о харьковской рок-сцене, там уже тогда было немало интересных имен, а Саша даже про свой хардовый «Рок-фронт» почти ничего говорил. Ну и скромняга был. Денег у него, видимо, было в обрез, и в столовках он брал что-то совсем несущественное. Однако почти всегда отказывался, когда мы предлагали заплатить за него. Собственно, тогда с деньгами у всех тогда был голяк, но как-то на котлеты с картофельным пюре хватало.

Вадим Демидов и группа «Хроноп». Начало 1990-х. Из архива группы.
Вадим Демидов и группа «Хроноп». Начало 1990-х. Из архива группы.

О тогдашних рок-героях в газетах не писали, поэтому информация чаще всего передавалась из уст в уста. Харьковчане рассказывали нам о своих музыкантах, а мы – о своих. В январе того же 87-го года в Горьком дал несколько концертов Саша Башлачёв, и я ребятам на словах обрисовал его портрет: что за песни, что за чувак, вообще, что это за явление. О Башлачёве в 87-м году знали оч.немногие. «Хронопы» года с 85-го регулярно катались в Питер к Сергею Фирсову за новыми записями, поэтому были знакомы с песнями Башлачёва, Фирсов нам записал пару катушек с его концертами. В ту пору по записям Майка, БГ и Цоя начал формироваться некий канон русскоязычного рока: электричество + социальность + музыка, напоминающая западный рок. А Башлачёв был совсем другой. Ну то есть социальности в его песнях было выше крыши, но какая-то бардовская музыка! И тусовка не сразу его признала. И его выступление в рамках 5-го ленинградского феста было встречено несколько прохладно. Но вот как раз Чернецкий, помню, принял его восторженно, он для него сразу стал своим. Всё-таки, наверное, хорошо я его перед встречей с ним подготовил.

Что характерно для фестивалей Горьковского рок-клуба конца 1980-х? Расскажите об атмосфере фестивалей и ваших впечатлениях от выступления харьковской «ГПД». Происходил ли какой-либо творческий обмен между группой «Хроноп» и «Разные Люди». Фестивали, записи, личные встречи включая курьёзные случаи?

Я плохо помню выступление харьковской «ГПД» на II-м горьковском рок-фестивале. Это март 1988-го. Зато в памяти осталось афтепарти. Кажется, тусоваться после концерта поехали ко мне домой. Были и Олег Клименко, и Паша Михайленко, Паша пел свои песни. Пел ли Саня – не помню. Был ли Чиж – тоже не помню. Звучали ли хиты «Россия» и «Правда» тоже не помню. Помню, что эти песни выстрелили в Таллинне – все о них говорили, писали. Как раз это было время социальных песен, все пели о прогнившем режиме, советском ханжестве и лицемерии, и Чернецкий получил известность на этой волне.

Насчёт того, что характерно для фестивалей Горьковского рок-клуба конца 1980-х… Горький не сформировал какого-то явного рок-н-ролльного движения, были мы, «Хроноп», был Леша Полковник, была прикольная арт-панковская «Нечистая сила», была хэви-металическая «ГПД» с Чижом, были фолковые «Новые ворота» – всё это какое-то стилистически разное, хотя социалку тогда пели мы все.

Вадим Демидов в качестве пишущей боевой единицы газеты «Аргументы и Факты». 1990-е. Из личного архива Вадима Демидова.
Вадим Демидов в качестве пишущей боевой единицы газеты «Аргументы и Факты». 1990-е. Из личного архива Вадима Демидова.

Существует ли какой-либо характерный штрих харьковских музыкантов, отличающих их от других? Или это миф?

Как раз благодаря моей дружбе с Сергеем Мясоедовым, я был в курсе всех харьковских рок-дел», – тогда там была оч.живая рок-сцена (так называемая «Новая сцена»), групп было много, и они были довольно экзотические – «Товарищ», потом «Эльза», «Казма-Казма», «Чужой»… Сейчас бы их называли инди-группами. Особенно крута была «Казма-Казма». На их фоне «Разные Люди» казались более прямолинейными, мейнстримовыми, с практически народной блюзовой музыкой. Хотя, конечно, подкупали своей бескомпромиссностью и жизнелюбием.

«Хроноп» дважды участвовал в харьковских фестах – в 89-м и 91-м, один из них, кстати, назывался «Рок против сталинизма», и всегда на этих фестах было много музыкальных сюрпризов. То есть тогдашний Харьков подзаряжал меня топливом.

Мы, кстати, пересекались с Саней Чернецким в «Подольске-87». Туда съехалось много рокеров, которые не смогли попасть в состав участников – Ник Рок-н-ролл, Егор Летов, был и Саня. Разумеется, я рад был его увидеть. Думаю, он обязательно должен был там выступить, и там его не хватало. Он бы там был в кассу.

Вадим Демидов на одном из творческих вечеров. Наши дни. Фото из архива Вадима Демидова.
Вадим Демидов на одном из творческих вечеров. Наши дни. Фото из архива Вадима Демидова.

Что думаете о словах песен Саши Чернецкого? Это поэзия, текст, состояние или что-то другое?

Пишет, как дышит, так бы я сказал. Музыка его на простых аккордах – словно сам народ её сочинил, и собственно любой может достать гитару и сходу подобрать, спеть. Саня воспевает понятные мужские ценности: гарнизоны-патроны-вернулся из зоны (это я беру рифмы в песне «Супербизоны»), не прогибаться, любить Родину, ценить дружбу. Кстати, тексты американских парней, что поют кантри-блюз, – ровно о том же. Консервативные мужские ценности повсюду одинаковы.

И думаю, что песни Сани легко конвертируются в любой среде, даже не русскоязычной. Его песни можно слушать, не понимая текста, уже по голосу, по атмосфере можно догадаться, о чем парень поёт. Послание понятно. И это ценное качество.

Вадим Демидов. Наши дни. Фото из личного архива Вадима Демидова.
Вадим Демидов. Наши дни. Фото из личного архива Вадима Демидова.

Может ли по вашему мнению творчество Чернецкого вызывать интерес у современных молодых людей? Или это всё же «прошлое для стариков»? Раскройте почему именно так.

Есть среды, в которых Санины песни будут слушать всегда. Среды, в которых эстетике предпочитают бескомпромиссность, прямоту. Саня максималист – а это свойство молодого человека. Так что без публики он не останется никогда.

Почему на ваш взгляд большинство исполнителей, пытающихся сделать cover-версии на песни Саши, так не убедительны?

Извините, я вообще каверы не понимаю, поэтому, конечно, перепеть автора невозможно.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *