МАКСИМ АНФИНАГЕНОВ: «САША ЧЕРНЕЦКИЙ – СВОЕОБРАЗНЫЙ КАМЕРТОН ДУШИ»

Максим Анфинагенов долгое время работал на телевизионном канале «Первая столица». Очень скромный человек. Многое, что было сказано им во время интервью осталось не воплощённым в письменном слове. О том, как посетил первый рок-фестиваль в Харькове, о своём хобби интеллектуальных игр, существующих наряду с увлечённостью музыкой, решил умолчать. Максим снял десятки музыкальных репортажей, раскрывая объективом культурные слои города. В свободное время, как говорит, снимает квартирники и концерты друзей. «Разные Люди» – среди них. А с Чернецким познакомился, когда тот уже решил переехать в Санкт-Петербург.

Из интервью Максима Анфинагенова для книги «Жизнь стоит того…»:

Скажи пожалуйста несколько слов о Чернецком, как человеке, который есть в твоей жизни.

О Саше Чернецком очень тяжело говорить «под запись», постоянно опасаешься скатиться в некий пафос, псевдоискренность, штампы о «тяжёлых жизненных испытаниях, выпавших на долю легендарного рок-музыканта»…  Хотя без всякой патетики, Сашка – один из самых ярких людей, встретившихся мне в жизни. Я бы сказал: «ЧЕрнецкий – ЧЕловек с больших букв ЧЕ».  Своеобразный Че Гевара русского рока.

Александр Чернецкий и Максим Анфинагенов на природе в две гитары. Начало 2000-х. Фото из архивов Максима Анфинагенова
Александр Чернецкий и Максим Анфинагенов на природе в две гитары. Начало 2000-х. Фото из архивов Максима Анфинагенова

Какие качества отличают Сашу от других людей, музыкантов?

Наверное, основные его качества – безумная, невероятная энергетика, способная одинаково взбодрить как одного человека, так и поднять на ноги концертный зал; и искренность – всё, что он в жизни делает, он делает искренне, верит в лучшее, как могут только дети… В том числе и те, которым он всячески старается помочь своими благотворительными фестивалями…

Каково место Чернецкого в культурной истории Харькова?

Когда во второй половине 80-х в Харькове бурно начало развиваться рок-движение, для меня и большинства моих друзей именно Чернецкий стал символом нашего, родного рок-н-ролла. Конечно, мы отдавали должное и виртуозным запилам Паши Павлова и «Шока», и изысканности Саши Долгова и «Дождя», и задору Миши Кранина и «Противовеса», но «ГПД» – вошло в нас сразу, полностью и навсегда… А «ГПД» – это для нас и был Чернецкий! Мы не разбирались, кто какую песню написал, кто какую аранжировку сделал, для нас главным, безусловно был Сашка. На ТВ это называется «персонификация коллективных усилий».

Максим Анфинагенов на съёмках программы «Своя игра». Москва. 2000-е. Фото из Архивов Максима Анфинагенова
Максим Анфинагенов на съёмках программы «Своя игра». Москва. 2000-е. Фото из Архивов Максима Анфинагенова

Правда ли, что песни «Группы Продлённого Дня» сближали людей?

С Борей Смоляком мы визуально были знакомы со школы, точнее с УПК (если кто-то ещё помнит такую аббревиатуру), но днём знакомства считаем 6 июля 1988, когда мы оказались в одном вагоне, везущем нас в армию. И позже с удивлением выяснили, что в казармах хитом в наших исполнениях стала именно Сашкина «Россия» – рок-н-рольный гимн того времени.

Как вы познакомились живьём и в какой момент это перешло в дружбу?

Естественно, в то время я смотрел на Сашку снизу-вверх – из зала на сцену, спустя какое-то время началось узнавание и с его стороны, мы стали здороваться при встрече, а реально познакомил нас, что неудивительно, Сергей Коротков. Где-то на границе веков мы в рамках видеоканала «Первая Столица» затеяли с Сергеем Александровичем небольшой цикл программ по истории харьковского рок-н-ролла. Кстати, начался он довольно оригинально: Саныч решил посвятить первый выпуск истории рок-прессы, но на запись пришёл с пустыми руками – не смог найти в своих необъятных архивах редчайший номер первого в своём роде журнала. Несколько лет спустя, журнал обнаружился самым неожиданным образом – во время переезда с квартиры на квартиру. Мы отодвинули шкаф и Саныч радостно сказал: «Так вот же он!». Завалившийся в самый дальний угол экземпляр пролежал там энное количество лет. Так вот, моё первое осознанное общение с Сашей Чернецким на равных относится к записи интервью из этого цикла. Прощаясь, я набрался нахальства и поинтересовался: почему ни на одной пластинке нельзя услышать классную песню «Земляничные поляны»? Замечу, что интернета тогда не было, скачать музыку не было никакой возможности, а моя единственная кассета с записью этой темы давно то ли осыпалась, то ли исчезла в неизвестном направлении… Сашка задумался и сказал, что, видимо, он про неё забыл, но если надо, то найдёт и восстановит.  Естественно, я заорал, что надо обязательно. Песня стала выходить в разных версиях на дисках «РЛ», эта ситуация затерялась где-то в архивах памяти, а через пару лет очень неожиданно, на одном из квартирников, регулярно проводимых Олегом Звягинцевым, Саша подошёл и сказал, что очень благодарен мне за одну вещь… За то давнее напоминание… Позже история неоднократно озвучивалась им на концертах и даже вошла в диск «Страна престижа».

Максим Анфинагенов и Павел Павлов в компании друзей. Начало 2000-х. Фото из архивов Максима Анфинагенова
Максим Анфинагенов и Павел Павлов в компании друзей. Начало 2000-х. Фото из архивов Максима Анфинагенова

Ты записывал много концертов Чернецкого в Харькове на видео. Какой из них для тебя запомнился больше всего?

Другая история более печальна. У меня в видеоколлекции есть пару десятков запечатлённых мной концертов «Разных Людей» и Сашкиных сольников/квартирников… Но одна запись отличается от всех остальных, концерт в клубе «Чемпион» 3 августа 2003 года, в день смерти Сэра (Сергея Щелкановцева)… Кажется, эту запись я сбрасывал только Оле Дёминой… Может, ещё паре-тройке человек… И сам не пересматриваю… Думаю, что никогда больше я не видел Сашку таким раздавленным и угнетённым… Позже, с поминок мы небольшой компанией переместились к Сергею «Флэнжеру» Кондратьеву на студию «М-АРТ» и там Сашка произнёс врезавшуюся мне в память очень жизненную и горькую фразу: «Мне пришлось уехать из Харькова, чтобы выжить… В Питере меня лечат и дают возможность играть рок-н-ролл, единственное, что я умею и могу… А здесь я бы бутылки собирал в лучшем случае… Если бы смог нагнуться».

У меня на полочке стоит бутылка виски, подаренная Сашкой ночью с 7 на 8 января 2008 года в магазине «duty free» на Гоптовке… Я её собираюсь выпить с ним же во время каких-нибудь тихих посиделок… Пока не получается, но, говорят, виски с возрастом становится только лучше.

Максим Анфинагенов, Павел Михайленко и Александр Чернецкий. 25-летие группы «Разные Люди». Белгород. ЦМИ. Сентябрь 2014. Фото: Евгений Овсиенко
Максим Анфинагенов, Павел Михайленко и Александр Чернецкий. 25-летие группы «Разные Люди». Белгород. ЦМИ. Сентябрь 2014. Фото: Евгений Овсиенко

Есть ли влияние песен Чернецкого на жизнь других людей или это миф?

Все мы живые люди, периодически наступает хандра, депрессия, жизнь не удалась и прочая хрень… И если в такой момент каким-то образом проявится Чернецкий, то хватает буквально пары его не очень печатных слов, чтобы немедленно ожить… Быть слабым и больным рядом с ним – как минимум, неприлично и стыдно.

У меня практически нет фактажа, связанного с Чернецким: мы не учились в одном классе, не выступали на одной сцене, не жили в одной коммуналке… Более того, и имеющиеся в наличии истории лучше не предавать широкой огласке – в них много личностных моментов, обильно сдобренных разнообразным алкоголем. Зато у меня есть эмоции от общения. Они как музыка – потрогать невозможно, но с лёгкостью могут звучать где-то внутри тебя. Саша по своей сути – камертон. По нему легко проверить настройку своей души, как гитары… Совпадает, звучит – значит, всё в порядке, фальшивит – надо срочно подстроить…

Сергей Коротков и Максим Анфинагенов после съёмок музыкального мероприятия. Харьков. 2006 год. Фото из архива Максима Анфинагенова
Сергей Коротков и Максим Анфинагенов после съёмок музыкального мероприятия. Харьков. 2006 год. Фото из архива Максима Анфинагенова

В какой момент общение с Сашей перешло в дружбу? Как ты это понял?

Дружба, она как и любовь, как прочие сильные чувства – штука, мало поддающаяся стандартизации… Так же как нельзя сказать о женщине: я её люблю с  такого-то дня, невозможно сказать о мужчине: мы дружим с такого-то числа такого-то месяца… Сначала вы здороваетесь при встрече, потом оказываетесь за одним столом, обмениваетесь телефонами, изредка созваниваетесь, потом начинаете делиться историями из жизни, выпивать не только в компании но и по скайпу, с удовольствием встречаться в разных городах… А с какого момента это общение перерастает в дружбу – непонятно… По крайней мере, мне кажется, что с Сашкой Чернецким я дружу всю сознательную жизнь. Надеюсь, что и он со мной не меньше.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *