ОЛЕГ ГРАБКО: «БОМЖИ И МЕНТЫ – ГЛАВНЫЕ МЕЛОМАНЫ НАШЕГО ГОРОДА»

Активности этого человека может не позавидовать только редкий лентяй. Как он успевает оказаться на множестве культурных событий практически одновременно и за один день? Олег Грабко с 1992 года возглавляет издательство «Бомба-Питер», более 10 лет управляет музыкальным магазином «PLAY» в самом сердце Петербурга. С воплощением трудов Олега слушатели встречаются постоянно, поскольку издаёт и занимается продюсированием отечественных исполнителей достаточно давно. Поэтому в контексте книги об Александре Чернецком и группе «Разные Люди» говорили о релизах альбомов «Боль», «Вера», «Comeback».

Находясь в самой гуще музыкальных событий, Олег Грабко, часто проводит встречи с музыкантами, тематические радиопередачи, отбор молодых дарований на музыкальные фестивали, мастер-классы; издаёт сборники с перспективными, по его мнению, артистами. Это только малая часть его деятельности, которая помогла сформулировать мнение о музыкальных пристрастиях современных слушателей, коллекционеров аудио-носителей, а также поднять тему недостаточной востребованности группы «Разные Люди» сейчас.

Из интервью с Олегом Грабко для книги «Жизнь стоит того…»:

Когда вы узнали о Александре Чернецком?

Я узнал о Чернецком, когда он серьёзно заболел, и Александр Градский по телевизору рассказал о сборе денег для операции.

«Разные Люди» всегда была на слуху. Но на самом деле я их не слушал и даже пропустил выступление «Группы Продлённого Дня» на 6-м Ленинградском рок-фестивале.

После объявлений о сборе средств на лечение Чернецкого по ТВ, не помню, чтобы появлялась новая информация о группе. Слишком много было впечатлений – рушился СССР; у меня семья и дети, которых необходимо кормить. Помню, в 1993-м у меня появилась их виниловая пластинка «1992» с песней Паши Михайленко «Про слонов» и песнями Чернецкого.

Это была музыка, которую хотелось слушать?

Всегда иронично отношусь к русской рок-музыке. Скорее слушал их из любопытства. Мне очень понравились песни на пластинке. Пластинка продавалась в моём магазине «Манчестер» и есть в личной коллекции. Но до 1996-го не был знаком лично с Чернецким.

С Чижом в то время уже был знаком. Мы познакомились на студии «ДДТ» (в ДК Железнодорожников), где он репетировал. А свою первую пластинку, которую Игорь Березовец забрал на московскую фирму «Solyd» в 1996-м, Чиж записывал на студии «Мелодия» (на Васильевском острове).

Фотосессия. Олег Грабко и группа «Разные Люди». Санкт-Петербург. Сентябрь 2007 года. Фото: Андрей Федечко.
Фотосессия. Олег Грабко и группа «Разные Люди». Санкт-Петербург. Сентябрь 2007 года. Фото: Андрей Федечко.

С группой «Разные Люди» вы встретились, когда в октябре 1996 – марте 1997-го на студии «ДДТ» они записывали альбом «Не было»?

Да, конечно! В тот момент мы записывали «Полковника» и выпускали музыку на кассетах. А в 1996-м году я решился выпускать диски. Мои первые проекты посвящены музыке Янки Дягилевой, Егора Летова, «Скоро кончится век» («Аквариум»), «Кочегарка» Юрия Шевчука.

В последствие Сергей Фирсов предложил продюсировать музыкантов. Дал кассету, где на одной стороне записан Александр Чернецкий – «Боль», а на другой – Алексей «Полковник» Хрынов – «Волга да Ока» (акустика).

Мне понравился Чернецкий. Сказал ему: «Давай тащи его с Харькова». Но не получилось. Мы созванивались, списывались до тех пор, пока «Разные Люди» не появились в Петербурге и стали записывать альбом.

Середина января. Хрынов приехал на Московский вокзал. Записался на Петербургской студии грамзаписи за 3-4 смены. Это было на углу 1-й линии и Большого проспекта Васильевского острова. Записали только вокальные партии и заглушенную гитару «Полковника». Когда он уехал в Нижний Новгород, в феврале-марте мы с Чижом, Лёней Федоровым и остальными музыкантами записали остальные инструменты. Игорь Доценко в июне-июле дописывал последнее. А осенью мы выпустили диск «Первый призыв».

Олег Гаркуша, Александр Чернецкий и Олег Грабко. На фестивале. Перед СКК Петербургским. Санкт-Петербург. 2007 год. Фото: Владимир Бурячек.
Олег Гаркуша, Александр Чернецкий и Олег Грабко. На фестивале. Перед СКК Петербургским. Санкт-Петербург. 2007 год. Фото: Владимир Бурячек.

Вы принимали участие в издании альбома группы «Разные Люди», который они записали на студии «ДДТ»?

Нет. Спустя время я пригласил группу в Петербург, на 5-летие «Бомба-Питер». Мы делали большой фестиваль в ДК Ленсовета. Выступали и молодые тогда ещё «Пилот», «Кукрыниксы», «МультFильмы». «Разные Люди» приехали вчетвером и стали хедлайнерами.

В тот вечер нас повязали в ментовку на Московском вокзале. Засиделись у Чернецкого, который жил на ул. Жуковского, и опоздали на поезд. Наряд милиции потребовал документы. Увидел, что харьковчане без регистрации. Повязал их. Ну а я за компанию. Пришлось побухтеть немого с милицией. Утром нас отпустили, и ребята уехали.

Мы стали искать возможность записать Сашку в Питере. Материала много. Ребят из Харькова сложно было выписывать. Саша до последнего держался – хотел сохранить группу. В итоге с Сергеем Фирсовым и Чижом убедили его записать альбом «Comeback» с новым составом музыкантов.

Мы всегда дружили компанией. В 2000-м полетели на Алтай, на фестиваль «Катунь». Жили домике на природе. Программа фестиваля была очень классная.

Александр Чернецкий и Олег Грабко. На фестивале. Перед СКК Петербургским. Санкт-Петербург. 2007 год. Фото: Владимир Бурячек.
Александр Чернецкий и Олег Грабко. На фестивале. Перед СКК Петербургским. Санкт-Петербург. 2007 год. Фото: Владимир Бурячек.

Музыканты утверждают, что там было сложно.

Да. Потому, что меня кинули конкретно на деньги. Программным администратором был Евгений Колбашев. А за финансы отвечал Володя. У меня до сих пор лежит его расписка.

Мы на нескольких автобусах приехали в аэропорт. До новосибирского аэропорта 5 часов от Барнаула. Нам сказали, что билеты будут в аэропорту. Приехали – билетов нет. «Машина времени», «Воскресенье»…, все топовые группы отправлены. А молодые (в т.ч. «Ва-БанкЪ» и много московских групп) сами решали вопрос.

Из питерских со мной были «МультFильмы», «Король и Шут» и «Разные Люди». У «Король и Шут» был гонорар. Саша Гордеев ими занимался. Они купили билет и улетели. Я занял денег у «Танкиста». Егор Тимофеев из «МультFильмов» набрал ещё какое-то количество денег.

Ночевали в аэропорту. Отправили «Разных Людей» и «МультFильмы», а мы с Худым поехали в Барнаул решать вопросы с этим парнем. Там были ребята, которые хотели нам помочь. Нам дали расписку, и Владимир потом исчез куда-то. Так музыканты за мои деньги катались. Полсотни тысяч – были хорошие деньги.

Олег Грабко и группа «Разные Люди». На базе поселения. Катунь. 2000 год. Фото из архива Александра Чернецкого.
Олег Грабко и группа «Разные Люди». На базе поселения. Катунь. 2000 год. Фото из архива Александра Чернецкого.

Фестиваль дал некий толчок «Мультfильмам» и «Разным Людям»?

Информационных партнеров не было. Только «НАШЕ радио», но у него не было большой силы. Этот фестиваль стал массовым культурным отдыхом музыкантов – общение, песни у костра, хорошее настроение у всех. Сама сцена хорошая. Стояла на Катуни. За сценой – река. Ночь. Воскресенье. Много алкоголя. Круто!

Вы выпускали диски Саши Чернецкого «Боль» и «Вера». Когда они вышли, проявлялся ли интерес к нему, или эти релизы были в минус?

Я записал и продюсировал альбом «Cоmeback». Все деньги вернулись до копейки. Спасибо Саше Гордееву. Он продал права на выпуск в Москву, на «NOX music». Альбомы «Боль», «Вера» я оцифровал и реставрировал на студии «Мелодия». Кассеты мне дал Сергей Фирсов. Сначала выпустили 2 кассеты, а потом 2 диска. В то время кассеты имели хождение.

В 2006-2007 году освобождали помещение и вытащили 40 коробок кассет на улицу. Граждане Петербурга выбирали себе кассеты. Потом пришли бомжи и забрали 2 коробки. Приехали менты на уазике и закинули себе оставшиеся коробки. Так я понял, что бомжи и менты – главные меломаны нашего города.

Сколько лет работает магазин «Play»?

Мы его выкупили в марте 2008 года. В этом году отметили 10 лет как фирменный магазин «Бомба-Питер». Прежние владельцы сидели на Старо-Невском, а в 2005-м переехали сюда. Задолжали всем. Был страшный минус. Мне пришлось выкупить и поднять магазин. Какое-то время он процветал.

Это был 2007 – начало 2008 года. Оптовый склад стало тяжело держать. Розница стала заваливаться. Ассортимент «Бомба-Питер» не попсовый, и продавать его не легко. Прилагали большие усилия, чтобы распродать музыку Чернецкого и никому неизвестных групп, которые записали.

Когда владелец магазина сказал, что закрывает или хочет продать, я захотел его купить. Сумма достаточно высокая – 2,5 миллиона рублей. Поторговались, и мне скинули полмиллиона. Я стал «гореть по банкам». Компании было почти 15 лет. Думал, что банк мне даст миллион. Остальные деньги у меня были. Ни один банк не дал, везде отказ. Взял деньги у друзей. Позвонил Шевчуку, Гребенщикову, Чернецкому. Смешнее всех поступил Юра Шевчук – сказал, что даст денег, но не дал ни копейки. Забыл. А через полгода спрашивает: «Олег, а я тебе давал денег на магазин?». – «Нет, не давал». – «Блин, а я хотел обратно их попросить».

В клубе «Цоколь», после концерта Чижа в БКЗ Октябрьском – «По полтинничку». Санкт-Петербург. 2011 год. Фото из архива Александра Чернецкого.
В клубе «Цоколь», после концерта Чижа в БКЗ Октябрьском – «По полтинничку». Санкт-Петербург. 2011 год. Фото из архива Александра Чернецкого.

Вы устраивали в магазине автограф-сессии Юрия Шевчука, Ian Gillan, Максима Леонидова, Саши Чернецкого и многих других. Почему сейчас этого нет?

Причин несколько. Во-первых, всех ближайших селебрети уже отюзал. Не считая «Агаты Кристи», «ДДТ», «Апокалиптики». Они не принесли большой прибыли. Выручка отдавалась на ул. Бобруйского, 16; в специализированный дом ребёнка. Вся акция была на этом построена.

Идея пригласить музыкантов принадлежит совершенно нерокерской певице Ларисе Лусте, которую издавал. Она меня познакомила с главным врачом этого учреждения, где меня поразило всё – отношение к детям, комнаты, мануальщики. У них уже тогда была нулевая смертность.

Однажды Лариса попросила меня привезти туда деньги с концерта, который делала в Театре эстрады.
После знакомства с домом ребёнка, решил его поддерживать. Подумал, музыкантам ничего не стоит поставить автограф. Например, диск стоил 100 рублей и 50 рублей к стоимости мы плюсовали за автограф. Эти 50 рублей отдавали на благотворительность. Больше всего заработали «ДДТ». В 2010-м они презентовали альбом «Иначе». До них «Агата Кристи» – альбом «Эпилог». Чернецкий участвовал, когда выпустил ранние записи в акустике – диск «Страна престижа».

Инна Чернецкая и Олег Грабко в клубе «Цоколь», после концерта Чижа в БКЗ Октябрьском – «По полтинничку». Санкт-Петербург. 2011 год. Фото из архива Александра Чернецкого.
Инна Чернецкая и Олег Грабко в клубе «Цоколь», после концерта Чижа в БКЗ Октябрьском – «По полтинничку». Санкт-Петербург. 2011 год. Фото из архива Александра Чернецкого.

Публика, которая ходила на концерты «Разных Людей» после выхода «Comeback», и которая ходит сейчас – это большая разница? Это спад интереса к музыке и носителям или другие причины?

Интерес к носителям приближается к нулевой точке. В основном продаётся винил и коллекционные издания. «Русский рок» не продаётся. Это причина, почему мы перестали делать автограф-сессии. Последние пару лет сотрудники изменили формат магазина. Флёр ленинградского рок-клуба не работает с точки зрения экономики и промоушена. Ребята напирают на лаунж, джаз, стильную музыку для богатеньких. Рок присутствует, но не позиционируем себя как рок-магазин, чтобы не отпугивать людей.

Олег Грабко и Александр Чернецкий. 18 июля 2012 года. Санкт-Петербург. Перед фестивалем. Фото из архива Александра Чернецкого.
Олег Грабко и Александр Чернецкий. 18 июля 2012 года. Санкт-Петербург. Перед фестивалем. Фото из архива Александра Чернецкого.

В википедии есть ваша цитата о том, что вы всегда выпускали мало востребованную музыку. Кому это тогда нужно?

Это нужно тем, кто собирает компакт-диски. Полностью диски не исчезнут, как и винил. В 90-е люди его выбрасывали, а сейчас платят хорошие деньги. Компакт-диск удобен, надёжен, долговечен. Это фетишизм. Люди всё равно покупают диски любимых артистов. Вспомнил, что в юности мне очень нравилась группа «Stories». Никто её не знает. Нашёл и купил оба альбома на дисках и виниле на ebay. Реализовал пубертатную мечту.

Практически нет исполнителя, чей носитель нельзя приобрести. Что происходит, когда человек собрал всю коллекцию?

Я – битломан и собрал всю коллекцию. Сейчас приостановился немного. Понимаю, это бессмысленно. Новую коробку с винилом «битлов» мы с Чижом купили 5-6 лет назад. К своему стыду послушал из неё 3 пластинки. Так и стоит запечатанной. Что я буду слушать? Уже наизусть всё знаю. Но да! Это инстинкт обладания предметом, который хотел когда-то. У меня нет опустошения. Есть ворчание жены, которая говорит, что у нас не настолько большая квартира, чтобы хранить все эти пластинки.

Чиж купил новую квартиру, потому что в старую не помещались все пластинки. У него их за гранью – просто расставлены на полу. Я не страдаю таким. Не фанат и никогда не собирал серьёзные коллекции. До сих пор виниловых пластинок порядка 3000-4000. Даже не знаю сколько их точно.

Лет 10 назад решил каталогизировать – по цифрам, литерам. Понял, что это абсолютно неинтересно. Подхожу к шкафу, достаю: «О, сто лет не слушал пластику. Надо послушать». Но где какая не знаю. Это нереально. Компакт-диски стал раздаривать. Коробки в гараже стоят. Я их никогда не открою. У меня какая-то девочка спрашивала первое издание «Ночных снайперов» альбома «Детский лепет». Я сказал, что это произойдёт лет через …дцать, когда найду время разобрать эти коробки.

После записи программы на «Нашем радио». Сентябрь 2013 года. Фото из архива Олега Грабко.
После записи программы на «Нашем радио». Сентябрь 2013 года. Фото из архива Олега Грабко.

Музыка «Разных Людей» – «для стариков»?

Почему? Очень много молодёжи, которой они нравятся. На концертах их мало. А на фестивалях – больше. У меня нет разделений на молодёжную или взрослую музыку. Знаю много подростков, для кого эта музыка важна.

Когда выпускал архив русского рока на DVD, пригласил на конференцию представителей Ленинградского рок-клуба. Я как провокатор заявил: «Эти люди из рок-клуба никому уже не нужны, неизвестные, и они слушают странную музыку, которая называется рок. В зале есть люди, которые слушают рок? Рок ведь умер, правда, дети?». Девочка 15 лет крикнула: «Вы не правы! Я люблю рок. У меня папа любит рок. Моя бабушка любит рок. У меня вся семья любит рок!». Это всё равно передаётся по наследству.

Рок сам по себе – сейчас довольно аморфное понятие. Считать ли Стинга и «битлов» роком или нет? Если говорить про Чернецкого, с ним очень сложная история. Я выпустил диски «Боль» и «Вера». Я всегда очень внимательно слушаю, что выпускаю. По крайней мере то, что мне нравится. Мы ехали с покойным братом. Он был полковник милиции. Брат не смог долго слушать Чернецкого, потому он «рвёт душу, нервы». Обсудили с ним, что это близко по накалу к Высоцкому, и к Башлачёву по эмоциональности и текстам.

Не знаю, почему Чернецкий не популярен. Для меня это загадка. Стараюсь помогать ему и Инне. Записываю на фестивали, концерты, где возможно выбить гонорар. Они до сих пор не процветают. У Чернецкого не пишется много новых песен, но у него энергетика, от которой заряжаюсь. Его слушаешь и что-то напрягается. Видимо время довольных людей и сытых нулевых не требует такой музыки. Ушла музыка, которая тревожит. Появилась музыка, которая расслабляет. Поэтому сейчас «Би-2» на вершине. Музыка Чернецкого заставляет душу трудиться. Это не простая музыка, не смотря на простоту гармонии и ритмов, построенных на харьковском блюзе.

Олег Грабко и Александр Чернецкий на презентации акустического диска «Страна престижа». Санкт-Петербург. Магазин «Play». 2011 год. Фото из архива Олега Грабко.
Олег Грабко и Александр Чернецкий на презентации акустического диска «Страна престижа». Санкт-Петербург. Магазин «Play». 2011 год. Фото из архива Олега Грабко.

Сейчас человек ищет больше расслабления.

Да. Сейчас больше R’n’B-party, рейв-вечеринки. Не могу оценивать эту эпоху хорошо или плохо. Сейчас очереди на «Oxxymiron» и «Noizе МС». Это ещё более-менее. А там хип-хоп, рэп… Младший сын слушает. Я пытаюсь понять, но не выходит… Там есть интересные ритмические ходы. Сейчас музыка физилогична. Доминанта – это ритм. Ритм физиологичен и не требует большого интеллекта. Мартышку заставляют дрыгать ножкой. На второй план ушла гармония и на третье – слова. Рэп немного вытащил слова перед гармонией. «Oxxxymiron», например, грамотный начитанный парень, даст подросткам истины через сентенции его песен. Я считаю, это хорошо. Всё, что не наркотики, не разрушает – то созидает.

В Петербурге достаточное количество гениев, которые себя разрушили. Например, Эдуард Старков и многие другие.

Это была эпоха разрушения, а музыка – индикатор. В конце 90-х была популярна жёсткая музыка – панк, хардкор, «Химера», «Психея».

Я пришёл к вам в гости впервые в 2016-м. Увидел на полках то, чего не видел у других. Записи харьковских музыкантов. Могли бы вы сформулировать характеристики харьковских исполнителей? Кто они?

Харьков – для меня украинский Екатеринбург, где много интересных групп и аура. Не сказал бы, что есть свой особенный стиль. В «уральском роке» чувствую стиль – всё в одну линейку как «Наутилус», «Агата Кристи», «Урфин Джус», «Сансара». В Харькове фигурировал блюз, однако «5’Nizza» – смесь регги и даба. Не скажу, что по звукам можно сказать, что группа из Харькова, но своя школа там точно есть.

Олег Грабко, Михаил Горшенев и Александр Чернецкий. 25.06.2013 года. На фестивале. Фото: Юлия Аксёнова.
Олег Грабко, Михаил Горшенев и Александр Чернецкий. 25.06.2013 года. На фестивале. Фото: Юлия Аксёнова.

Есть ли что-то, что не спросил вас, но как вам кажется, важно для книги о Чернецком и группе «Разные Люди»?

Джон Леннон сказал, что за любым гением должна быть гениальная жена. Надо сказать, что роль Инны в Сашкиной судьбе и группе мега важна. Она рядом с ним все эти годы и сильно влияет на Сашку. Про них можно бесконечно говорить. Я его просто люблю и уважаю.

Вы в шутку сказали, что Саша живет на ул. Жуковского не с проста – рядом БКЗ, чтобы выступать там. Однажды вы сказали, что «Если мне не по себе или плохо, вспоминаю, что есть Чернецкий». Это пошло в народ. А если что-то такое, что тоже есть на ряду с такими высказываниями, но в народ по каким-то причинам не пошло?

Мы оба любим женщин. Не смотря на его состояние, у него глаза горят, когда рядом проходит красивая женщина. Это интересно наблюдать.

Мы много с ним пьём. В последний раз это было в день смерти Миши Горшенева, 19 июля 2013-го. Я сидел в каком-то шалмане. Был день рождения кого-то из друзей-журналистов. Ко мне приехал мой американский друг Дэвид. Вдруг мне звонил кто-то из «Фонтанки» и сказал, что Мишка умер. Я попрощался, пошёл купил 2 бутылки водки, закуску и пошёл к Чернецкому, и мы с ним напились.

С ним можно общаться бесконечно – человек компанейский. Поражает его жизнелюбие и жизнерадостность. Никогда не слышал от него «скрипа». Есть музыканты на двух ногах, с нормальной головой, и они – уже полуразрушенные мумии, а жалуются на всё.

Если бы не болезнь, то Саша был бы вообще ядерный футболист, спортсмен. Как он за футбол! Поэтому не понимаю, почему мало ходят на его концерты. Всем говорю: «Пойдём на «Разных Людей» и зарядимся с тобой оптимизмом. Депрессия? Послушаем «Разных Людей»!».

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *