ДАРЬЯ ЧИГРАКОВА: «НЕПЛОХО БЫ ВЗЯТЬ ВСЮ МУЗЫКУ ЧЕРНЕЦКОГО, И КАК ДАТЬ ЕЮ МОЛОДЁЖИ ПО ГОЛОВЕ»

Дарья Чигракова. Для большинства – это бэк-вокал группы её отца – «Чиж & Co». На самом деле, интервью не только об этом. И не только о том, что за четвёртый год плавания в музыкальной среде, Дарья становится узнаваемой творческой единицей благодаря участию в эпизодических музыкальных событиях. То запишет сольно и совместно с отцом песни группы «Калинов Мост», то споёт в детище Михаила Башакова – «Патронов до хрена» и группе «Сонце-Хмари». Сегодня же преимущественно говорим о корнях и среде воспитания. В фокусе общения – Харьков и группа «Разные Люди». О городе и людях, о музыке и её ценностях, о семье и личном, что проходит под саундтреками «Разных Людей». Специально для книги «Жизнь стоит того…». Искренне. Из первых уст. Глазами и душой, рождённой в Харькове. Спасибо Даша! Будь!

 

Из интервью Дарьи Чиграковой для книги «Жизнь стоит того…»:

 

Ты уехала из Харькова в достаточно маленьком возрасте. В 1992-м родилась, в 1994-м – вы переехали.

Мне было три с половиной года, по-моему. Мама сказала. С тех пор я не возвращалась в Харьков. И плюс ко всему, мы же выступали в Крыму, и теперь в Харьков просто не можем поехать. Но я очень хочу. Хочу найти тот адрес и тот двор, где я росла, где всё происходило. Мне периодически снится какой-то двор, может быть, это он. Какие-то флэшбэки с детства есть. И если это тот самый двор, то я офигею.

Ты о том полуразрушенном доме, в котором прошло твоё детство?

Да-да! Хочется туда. Меня абсолютно не интересует ни архитектура, ни улицы, а вот место, где творилась история. Это очень интересно.

Сергей Чиграков с новорожденной дочерью Дарьей. 1992 год. Харьков. Фото: Владислав Уразовский.
Сергей Чиграков с новорожденной дочерью Дарьей. 1992 год. Харьков. Фото: Владислав Уразовский.

В 2002-м, когда у Сергея Николаевича было интервью на харьковском «Радио Точка», у него спросили, что вы знаете о Харькове? Самый абсурдный вопрос, но, тем не менее. Что ты знаешь о Харькове? Вызывал ли он у тебя интерес?

Вызывал, конечно. Я очень переживала за этот город, когда началась война. У нас там есть друзья, и они говорят, что, в принципе, всё не так уж и плохо. Но я ничего не знаю о Харькове.

Есть ли какие-то харьковские музыканты, которых ты помнишь, знаешь?

«Разные Люди»!

А кроме?

А есть ещё кто-то? Если даже предположу, то, скорее они будут не харьковские. Нет, только своих знаю.

Что касается «Разных Людей». Когда ты это все услышала, увидела? Рассказы, песни, что-то другое?

Это было с самого рождения. Они – семья. Я всю жизнь считала их именно семьёй. Это не друзья семьи – это семья.

Когда ты знала, что такая группа есть?

У меня с детства был альбом «Буги-Харьков». Вроде чижовский, вроде, и «Разные Люди», и все вместе. Так ассоциировалось в детстве с этой группой. Я с ними познакомилась. Всегда знала, что они есть, что это моя семья, но как музыкантов начала их воспринимать лет в 15.

Харьковский состав группы «Разные Люди». Олег Клименко, Алексей Сечкин, Александр Чернецкий, Сергей Чиграков и Павел Михайленко. Минск. 25 мая 1991 года. Группа приехала для участия в фестивале «Музыканты мира — детям Чернобыля». Фото: Владислав Уразовский.
Харьковский состав группы «Разные Люди». Олег Клименко, Алексей Сечкин, Александр Чернецкий, Сергей Чиграков и Павел Михайленко. Минск. 25 мая 1991 года. Группа приехала для участия в фестивале «Музыканты мира — детям Чернобыля». Фото: Владислав Уразовский.

В принципе, как и любую другую музыку? Или была музыка, которая зашла раньше?

Раньше зашли «The Beatles». Русский рок зашел позже. И это были всякие, ещё тогда пивные фестивали, где Саша Чернецкий выходил на 3 песни, но выходил. И когда выходил Чернецкий, я всегда: «О! Свои! Семья!» Они просто на протяжении многих лет сопутствуют, как соседи.

Когда Чернецкие переехали сюда – в Петербург, в начале 2000-х, естественно, вы встречались семьями. У вас сложились какие-то ритуалы, традиции? Какие-то есть у тебя воспоминания о том, что происходило?

Они всегда пели песни. Абсолютно всегда, где бы мы ни встречались. На улице я не помню, чтобы встречались, а вот, когда в гости прийти – это всегда гитара, и куда без водки, в конце то концов! Всегда были песни застольные. Всё моё детство – сидели, и пели. А нас с Соней (она же меня помладше) отправляли в одну комнату. Мол, идите, поиграйте! А в итоге мы с ней вместе вышли на сцену. Круто! Доигрались! У меня даже есть эти фотографии, старые, распечатанные, где мы с Соней сидим, и играем, почему-то в шахматы. Хотя, точно знаю, что в этом возрасте я в шахматы точно не играла.

Дарья Чигракова и Соня Чернецкая. Санкт-Петербург. 2000 год. Фото из архива Александра Чернецкого.
Дарья Чигракова и Соня Чернецкая. Санкт-Петербург. 2000 год. Фото из архива Александра Чернецкого.

Как человека, который поёт, ты себя, когда идентифицировала, с какого возраста?

В более зрелом возрасте. На самом деле, года 4 назад. Я начала записывать кавера «Калинов Мост» у Миши Гродинского и так далее. Потом в «Чиж & Co» пришла. А до этого мне все до фени. Я очень трудный подросток была, поэтому, я и не пела, и не училась. Я вообще ничего не делала. У меня была любовь – это было главное.

Как пришло решение записаться на студии?

Миша записывал «Нейромонаха Феофана», абсолютно все альбомы. Он постоянно что-то писал, писал, а мы очень плотно общались. И я вдруг подумала: «А почему бы мне не воспользоваться таким моментом, и тоже что-нибудь записать»? И вот, решилась, именно «Калинов Мост». А у Сергея Наветного мы записывали песню «Девка красная» на трибьют «Калинов Мост».

Что думаешь про вокал Саши Чернецкого? На студиях говорят, что он не попадает ни в какие тембры. Трудно это как-то распознать, и программа, которая обрабатывает звук, как-то теряется.

Но он же очень экспрессивно поёт. Это такой вокал, который не перепутаешь ни с кем. Если где-то зазвучит Саша Чернецкий, то всем понятно, что это Саша, если ты знаком с этой группой. Я не представляю себе такого, что кто-то спросит: «А кто это?». Этот его хриплый тембр, экспрессивная подача – реально не спутаешь! А насчет программ, ну, пусть программу совершенствуют под Чернецкого.

Своим сверстникам, друзьям когда-нибудь ставила этот вокал?

Конечно!

Сколько людей выдержало это?

Многие. И все с уважением. Особенно, когда я даю по башке и говорю: «Это моя семья!». Все, слушаем. И приходишь домой, они на гитарах играют, я говорю: «Это Саша Чернецкий – это моя семья. Если он сейчас запоёт, ты стой и слушай!». И все, кто попадал под это дело, стояли и слушали.

Александр Чернецкий и Сергей Чиграков. Санкт-Петербург. 2000 год. Фото из архива Александра Чернецкого.
Александр Чернецкий и Сергей Чиграков. Санкт-Петербург. 2000 год. Фото из архива Александра Чернецкого.

Подход первый: слушают, терпят и забывают. Подход второй: терпят, и делают какие-то выводы, вероятно? Что происходит в массе? Что ты наблюдаешь?

Я наблюдаю цитирование. Ну, как Юрий Юлианыч пропел, что в «Питере главное стены, у стенки поёт человек». Главное в русском роке – текст. Бытует такое мнение, да? И часто встречаю именно цитирование. Вдруг, у кого-то в Facebook появляется: «Жизнь стоит того, чтобы просто идти и дышать». Типа, статус на день. Или, кто-то в Instagram постоянно использует цитаты. Сколько присылали каверов из серии «Смотрите, мы сидим, поём». А там: «Над нами ласковое море…». Часто.

Я каждый раз развенчиваю или подтверждаю в интервью миф. Ответы примерно разделяются 50/50. Спрашиваю. «Разные Люди» – это музыка для «стариков»? Нужно это ребятам, которые сейчас вокруг нас, ездят в метро, им лет 16-17 и до 30-ти, положим?

То есть, и мне тоже? Было бы неплохо взять музыку Саши Чернецкого, и так обухом по голове всем! Молодёжи для начала дать.

Как сказать-то? Я старею, судя по всему. Потому, что начинаю говорить, какая молодёжь пошла. Но вместо «Фейсов» и всего такого, я бы им лучше подсунула Сашу Чернецкого. Это сквозь века. Вечная музыка. Для меня это как Цой, как Башлачёв. Как такие музыканты, которые сквозь века идут, и они и не для стариков, и не для молодых.

Буквально пару дней назад у меня была дискуссия насчёт того, что в конце 1980-х музыка стала неким инструментом перемен. Если посмотреть на клубные концерты, сейчас наблюдается отток публики. Что сейчас является инструментом перемен у молодёжи?

Очень сложный для меня вопрос, потому что я вне всего этого живу. Но наблюдаю. Я же долгое время работала в общепите, и видела молодёжь, которая приходит и пьёт водку в 16 лет. Мне кажется, что очень влияет сейчас интернет, все эти непонятные тренды: разодранные джинсы уже настолько, что вся нога открыта, и так далее. Я задавалась сама этим вопросом, когда шёл фильм «Богемская рапсодия». То есть, что нужно сделать, чтобы людей вот так прямо ошарашило. И поняла, что уже, наверное, ничего не сделать. У меня сложилось такое впечатление, что все мировые вещи уже сделаны, и пока что мы в таком застое, планета умирает. Вряд ли появятся ещё одни «Queen».

Дарья Чигракова. Санкт-Петербург. Июль 2013 года. Фото из архива Дарьи Чиграковой.
Дарья Чигракова. Санкт-Петербург. Июль 2013 года. Фото из архива Дарьи Чиграковой.

И при этом многие группы прекращают свое существование сейчас.

Но появляются и новые.

Можно немного об этом?

Я всё-таки хожу в какие-то заведения, из серии «кофе попить», и достаточно часто слышу новые веяния, скажем так, музыки. Для меня это, конечно, дикость, и я в какой-то момент даже специально накачала себе вот этого всего молодёжного. Решила познакомиться. В прямом смысле у меня появились седые волосы и это всё я удалила нахрен, и поставила «Битлов».

Есть такая версия, что дети слушают примерно то, что слушают их родители.

Я тому подтверждение точно. Про остальных – не знаю. Но всё моё окружение, например, примерно со мной на одной волне. И все люди, которых по жизни цепляла, если они слушали, на мой взгляд, что-то не очень правильное, я их перетягивала, обязательно. Я встречала людей, которые никогда не слышали тех же «The Beatles», не говоря уже о Чернецком и Чиже. Ты им говоришь, ну вот: «Yesterday»? Они не знают. «Let it be»? Тоже не знают. Сверстники, и постарше чуть-чуть, и помладше. А группа «Чиж & Co»? Отвечают: «Честно говоря, никогда про такую не слышал!». Да это просто так кажется! – «А не спеть ли мне песню…». Ответ: «Нет, не знаю». Что уж говорить о других группах? На самом деле, появляются же молодые и в роке, подающие надежды. Возьми хотя бы Алину Олешеву, группа «Кис-кис». У них скоро будет большой концерт в «Космонавте», потом в Москве. Они уже заявлены на «Нашествии». Так что, может быть, русский рок ещё не умер.

Для тебя существует понятие, так называемого «русского рока», или ты придерживаешься версии, что это наш «олдовый вторяк», закрученный на взвешенном слове?

Под словом «вторяк» только чай воспринимаю. Вопрос сложный. Я всю жизнь, сколько росла в этом, для меня это, как будто было всегда. Поэтому, конечно, в русском роке, в основном, воспринимаю слова тоже для себя. Но есть какие-то и музыкальные моменты, которые периодически цепляют больше, чем даже классика зарубежного рока. Да, наверное, текст важнее для нас, потому, что мы, видимо, ни хрена не понимаем в музыке. Мы слушаем только слова. И если они близко к нам, по нашу душу. Ты расстался с бабой и услышал песню про то, как какой-нибудь Чиж, расстался с бабой – и всё! И ты слушаешь. Это, видимо, так.

Дарья Чигракова и Соня Чернецкая на сцене «Aurora Concert Hall». Концерт «Чернецкому — 50! Нефёдову — 55!». Санкт-Петербург. 17 января 20116 года. Фото: Юлия Аксёнова.
Дарья Чигракова и Соня Чернецкая на сцене «Aurora Concert Hall». Концерт «Чернецкому — 50! Нефёдову — 55!». Санкт-Петербург. 17 января 20116 года. Фото: Юлия Аксёнова.

Ты приняла участие в одном из концертов «Разных Людей» в «Авроре», где вы с Соней Чернецкой поёте песню «Пусть сегодня никто не умрёт».

Да. Это абсолютно случайно вышло. Эту песню с детства просто знаю. А Сонька до этого пару песен сыграла на бас-гитаре. Она же бас-гитаристка крутая у нас! И когда началась песня, я говорю: «Ой, как я люблю эту песню!». И Инна Чернецкая рядом стояла, она говорит: «Идите, пойте. Обе!». Соня говорит: «Я не пойду». Я её просто за руки взяла и потащила. Это абсолютно случайно получилось! Никто не ожидал этого.

Это не было заявлено в программе?

Нет. Я пришла просто поздравить, послушать, порадоваться. Плюс, папа выступал. И Инна нас как бы пнула на сцену, и мы выперлись. А я в зимних сапогах, с шарфом навязанным, то есть, абсолютно не для сцены. Сонька хотя бы приехала играть, а я приехала послушать.

Это было до твоего выступления в «Космонавте» с концертом?

До. Потому, что выступление с Чижом в «Космонавте» – это был просто подарок ему. У него был день рождения. В эту честь был концерт в «Космонавте». И я сказала, что хочу подарить ему 2-3 песни, и спеть вместе с ним. Одна из них обязательно должна быть «Полонез», потому, что я маленькой принимала участие в её создании.

Слушай. Я был на этом концерте и помню эти свои эмоции: «Да блин! Да ладно! Да, ну!» А каково было петь «Russo matroso»? Просто это разрывает шаблон полностью. Ты стоишь, перед тобой два человека, это дочь и отец, всё так мило. И тут…

Немного мата, немного пошлости?

Ну, мат, хрен с ним. Но сам контекст.

А то, что я в конце говорю: «Если хочешь – кончай!», это ничего? Этот вопрос даже на сайте Чижа появился в какой-то момент. То, что, как бы, удобно ли вообще такое? Как вы можете, дочь, мат, такая пошлость. Я цитирую Сергея Николаевича просто: «Слушать можно, а петь нельзя»? Почему? Я с детства эту песню знаю. Я не воспринимала её…

Кто выбирал песни на этот концерт?

Я. Так, как я с детства слушаю Чижа, естественно, и так, как я училась на дирижёра, у меня автоматически второй голос где-то всегда в голове витал. И просто папе выдала список песен, где могу построить второй голос. Естественно, я настолько испугалась и налажала так, что мама – не горюй! Но это всё от волнения.

Это смело. Вы репетировали?

О, Господи! Я тебя умоляю!

Отлично! Подход сохраняется! Смешные истории, которые ты наблюдала, и те, которые тебе рассказывали о группе «Разные Люди».

Слушай, я не запоминаю, у меня память фиговая. Вот мне все говорят, что это не смешная история, но, когда это вспоминаю, у меня становится хорошо на душе. Это был какой-то концерт в БКЗ. Это было наверняка после концерта «Чиж. По полтинничку». Чернецкий залетел в гримёрку с какими-то криками. Естественно, они все были подпитые. И он с этого дела, кому-то сказал: «А так ты можешь»? Взял яблоко, и руками его разломил на две части. Я смеялась до слёз! Вот, это для меня Саша Чернецкий. Это человек, который не сдается никогда. А ты можешь порвать яблоко на две части – вот так?

Ольга и Сергей Чиграковы, Александр Гордеев и Соня Чернецкая. Санкт-Петербург. 2000 год. Фото из архива Александра Чернецкого.
Ольга и Сергей Чиграковы, Александр Гордеев и Соня Чернецкая. Санкт-Петербург. 2000 год. Фото из архива Александра Чернецкого.

Что ты, находясь в этом всём олдовом движении музыкантов, берёшь для себя? Как в человеческом смысле, так и как музыкант?

В личном плане, я воспитана в такой манере. А в творческом, да, наверное, и в творческом, и в личном – это не сдаваться. Что называется, «Не ссы никого». Если у меня с двадцать пятого раза не получилось записать песню, я не буду сдаваться. И тоже самое по жизни.

Бывали ли моменты, когда какая-то строчка песни группы «Разные Люди», не обязательно Чернецкого, но была для тебя важна и вытаскивала из сложной истории?

А на самом деле – Чернецкого. Был момент. Моя первая любовь – он погиб. И тогда Чернецкий с Чиграковым выпустили альбом «44». Там была песня «Вера». И я ещё на магнитофоне, на кассете, просто перематывала её, и слушала по кругу часа 3. Мне весь альбом нравился, но эта песня меня прямо в сердце! Когда узнала о гибели любимого человека на тот момент, ближайшие 3 часа после звонка слушала эту песню. И она меня, реально, вытянула. Я лежала на кровати и просто слушала. И как-то успокоилась. Так, что вполне могу сказать, что музыка «Разных Людей» и Чернецкого спасала мне жизнь не раз, и я думаю, ещё спасёт.

Если бы у тебя была возможность исполнить песню для трибьюта «Разных Людей», что бы ты выбрала?

«Веру». Мне много песен нравится, но, просто, опять же, с манерой Саши Чернецкого, его достаточно сложно перепеть, особенно женским вокалом. Я не представляю себе этого. Поэтому, если трибьют, я, наверное, взяла бы что-нибудь лирическое.

Есть ли что-то, о чем я тебя не спросил, но тебе кажется важным в контексте книги?

Я его люблю. Мне кажется, что Саша Чернецкий – это человек, который несёт миру мысль, что нельзя сдаваться. Я хочу, чтобы люди, которые будут читать эту книгу, это понимали.

Соня Чернецкая и Дарья Чигракова. На дне рождении Сони. Санкт-петербург. 2000 год. Фото из архива Александра Чернецкого.
Соня Чернецкая и Дарья Чигракова. На дне рождении Сони. Санкт-петербург. 2000 год. Фото из архива Александра Чернецкого.

Что бы тебе самой было важно прочесть в этой книге?

В книге есть его ремарки! Вот, наверное, его мнение и интересно. Конечно, мне интересно и мнение других. Какие вопросы задавались интересно, и что люди отвечали. Так, как я, пусть и выросла в этом всём, но знаю об этом мало. Мне было всего три с половиной года. Что я могу помнить, в конце концов?

Вот в этом году мы с отцом были в Дзержинске, и встретили Сечкина. Боже мой! Моему счастью не было предела! Я его обнимала час, наверное. Уезжать не хотела, как я его люблю. И недавно мы ездили в Таллинн, с нами ездила Инна и Соня. То есть, они постоянно где-то рядом, но я, почему-то, очень мало знаю саму историю. Даже о болезни Саши Чернецкого узнала вообще с «Первого канала», в 2008-м, из программы «Пусть говорят». То есть, это для меня всегда был человек с палочкой. Потому, что это так всегда с детства было.

А родители тебе когда-нибудь что-то объясняли о Чернецком? У детей всегда возникают вопросы.

У меня не было такого вопроса. Он для меня всегда был как бы таким сказочным персонажем, который всегда с палочкой. Он не может быть другим, он с детства с палочкой. Это такой же вопрос, почему Михайленко лысый? Он всегда был лысым. Почему лысый? Да потому что! И для меня Саша никогда не был больным человеком. Как раз наоборот. Всегда с палочкой, и всегда такой добрый, хороший. И, когда узнала, что это болезнь, для меня это было открытие. Я побежала к маме, стала расспрашивать. Она мне как-то попыталась рассказать, как это вообще вышло. Но, честно говоря, очень смутно помню, потому, что я плохие моменты стараюсь из головы стирать.

Потом вышел альбом «Про слонов». И там есть песня «Метелица». Папа рассказал мне, что это было посвящено Чернецкому, когда он лежал, и все, на самом деле, думали, что он уже с кровати не встанет. Не то, что умрёт, но вряд ли будет ходить. И эта песня меня тоже прошибла до слез. И она для меня, опять же, подтверждение того, что нельзя сдаваться. Никогда. И то, что Саша встал – это чудо.

Поэтому, в книге мне интересно было бы узнать саму историю. Я её, как таковую, знаю не очень хорошо. А как-то к слову не приходилось спрашивать. А когда мы видимся – как-то не до этого.

Дарья Чигракова на одном из концертов группы «Чиж & Co». 2017 год. Фото: Михаил Марков.
Дарья Чигракова на одном из концертов группы «Чиж & Co». 2017 год. Фото: Михаил Марков.

Виниловая традиция, тоже пришедшая от родителей. Сергей Николаевич редко, но слушает пластинку «1992». У него там есть любимая песня. Есть ли у тебя любимая песня из этой пластинки?

Так, как это было в детстве, я слушала всё подряд, всё, что мне ставили. Я так знакомилась с Чижом. Если первая песня на альбоме была «Фантом», то я весь день слушала только «Фантом». На следующий день была уже вторая песня. И я у папы брала ещё на тот момент CD-диски. Тырила, чтобы он не замечал, потому что убьёт, нафиг, если с ним что-то случится. С диском, с винилом, с кассетой. Не важно. Это его коллекция, и пока он отвернулся – я быстренько взяла и ушла. Но если сама обложечка поцарапается – мне конец. И я тихонечко тырила и слушала. Я таким же образом открыла для себя «Black Sabbath», случайно. Мне понравилась обложка. В детстве же как? Обложка красочная – мне нравится, огонь. Это жёстко было для меня на тот момент. И так же с Сашей Чернецким. Что-то русское, наконец-то нашла! Тырю!

И вот всё, что я слушала, оно, естественно и нравилось. Что-то больше нравилось, что-то меньше, но на данный момент, наверное, песен десять «Разных Людей» у меня на постоянном прослушивании есть. Но дело в том, что я в последнее время редко слушаю музыку. У меня какой-то момент тишины, видимо, из-за гастролей. Я подсела больше сейчас на фильмы. Но не могу сказать, что я не знаю больше других песен. И не могу сказать, что остальные плохие. Но десять на повторе ежедневно.

Блиц. CD или винил?

Винил.

Чернецкий или Чиж?

Маккартни.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *