ДИАНА ИОФФЕ: «ВОКРУГ ЧЕРНЕЦКОГО СОВЕРШЕННО УДИВИТЕЛЬНЫЕ ЛЮДИ И ВСЕ ГОВОРЯТ О НЁМ ТОЛЬКО ХОРОШЕЕ»

Диана Иоффе – один из четырёх надёжных помощников, который оказал неоценимую помощь в подготовке текстовых интервью для этой книги. Мне всегда интересны люди, принимающие участие в процессе. И практически у всех я взял интервью о подготовке интервью и не только. В общее дело приходят неспроста, не случайно. У каждого – свои причины. Опыт, который получили люди за 4 последние года расшифровки звуков, безусловно, останется надолго. Для кого-то открываешь исполнителя, для кого-то откровения, меняющие жизнь близких. В этом диалоге не только о музыке и технологии подготовки текстов. Здесь – люди, хоть и немного разные.

Из интервью Дианы Иоффе для книги «Жизнь стоит того…»:

Скажите, когда вы узнали, что есть Чернецкий и группа «Разные Люди», и каким образом согласились на мою авантюру заниматься переводом звуков в текст?

Сообщение о том, что требуется человек, который бы расшифровал интервью и сделал из аудио письменную запись, появилось в «ВКонтакте», на страничке «Квартирники у Гороховского». И тогда я быстренько среагировала на это дело, и мне упал первый файл, в котором про Чернецкого и услышала.

Игорь Ойстрах как раз со вкусом обо всём рассказывал. Потихоньку начинаю расшифровывать – не всё же слышно и понятно. Чернецкий, так, ага – это начало – «ГПД». Так, «Разные Люди» – надо себе скачать, а то не совсем поняла, про что они там. И вот так потихонечку. Так что в принципе, эта работа мне и открыла Чернецкого, и его творчество.

Диана Иоффе. Наши дни. Санкт-Петербург. 2017 год. Фото из архива Дианы Иоффе.
Диана Иоффе. Наши дни. Санкт-Петербург. 2017 год. Фото из архива Дианы Иоффе.

Немного первых впечатлений о том, что услышали. Насколько это отличается от той музыки, которую вы слушаете.

У меня на данный момент в ушах застряла песня о субмарине. Как-то она мне легла. И то, что одно из интервью связано с этой песней (хотя интервьюер этого и не афишировал) плюс достаточно ритмичный и эмоциональный посыл. Я человек, который не очень любит перегруженный рычащий вокал. Такие вещи не понимаю. Но у человека есть причина считать, что будет так. Почему бы и нет? Поэтому, естественно, выбираю более акустические мелодичные вещи из написанного Чернецким. Это, видимо, уже период ближе к современному времени.

У меня нарисовался целый каркас вопросов к людям, которые мне помогают. Скажите, вам зачем это нужно?

У меня на тот момент был опыт расшифровки аудиофайлов и переведения их в тексты. Подумала, почему бы не оказать помощь хорошим людям? Оказала. Потом мне стало намного интереснее.

Первое интервью – это очень влюблённый человек. Знаете, такие люди, чтобы с ними не происходило, они убеждены, что они мир любят и что мир любит. Как он захлёбываясь рассказывал о Чернецком, об их встречах, о том, как у них складывалась жизнь, как здорово работать с Чернецким и учиться играть на инструменте. В то время он был самоучкой, не понимая, как это надо сделать.

Следующий интервьюер – совершенно другой человек, с совершенно другим взглядом на мир. Но всё равно это человек со своими интересными чертами, неостанавливающийся, всё время ввязывающийся в очередную какую-то, как вы сказали, авантюру – хорошее слово. То есть, если какой-нибудь его проект, возможно, будет не очень удачным, но он об этом не пожалеет, потому что этих людей надо раскрутить, чтоб о них побольше узнали.

Третий был совсем не похож на первых двух, естественно. Картина мира, какие бывают люди, какие у них бывают обстоятельства. Мне эти вещи очень интересны.

Диана Иоффе. Наши дни. Санкт-Петербург. 2016 год. Фото из архива Дианы Иоффе.
Диана Иоффе. Наши дни. Санкт-Петербург. 2016 год. Фото из архива Дианы Иоффе.

Было ли такое интервью, которое врезалось цитатами в ваше сознание и остаются ремарками памяти?

У меня есть только общее впечатление от этих людей, с которыми я никак не общалась, слушала их речь. Они меня слушать не могли, но ощущение, что ты их вживую увидел, представил и почувствовал, какая вокруг них атмосфера. Мне бы хотелось некоторые вещи запомнить цитатами, потому что у одного из интервьюеров такие интересные фразы, которые не очень-то состыковываются. Не сталкивалась с такой манерой речи и манерой мышления. И я безумно хочу понять, вот как он это формирует, что даже это у меня в голове не отложилось.

Какие-то словечки начинают в голове обитать. Не далее, как вчера идёт девушка навстречу. За плечами у неё гитара, в руках – квадратный мешок. Я иду и на автомате: «О, комбик несёт». Вот это как раз от интервьюеров осталось. Потому, что они вечно эти комбики таскали, искали, либо они у них по сцене катались. Для меня это раньше было непонятное слово, практически жаргон. Если ты не в курсе, то пойди пойми какой комбик, если даже не знаешь, как его услышать и как он выглядит.

Кому эта музыка предназначена в этом современном мире?

Когда мы приходим в мир, мы всё равно живём с теми вещами, которые нас окружают, и для нас эти вещи становятся нашими. Если мы родились в мире, где, куклы Барби не было. Мне было 12 лет, когда она появились в магазинах, соответственно у меня это такой временной маркер. А следующему поколению, даже не представить, что вообще-то их не было, просто не было. Также и с музыкой. Всё равно это временной маркер. Поэтому, «Разные Люди», в первую очередь, – для тех, кто появился вместе с этой музыкой. Для таких же людей, как сам Чернецкий и его команда. И есть слушатели, которые его помнят чуть ли не из времени «ГПД», и чуть ли не из Харькова.

Второй момент – это для тех, кто привык в песне слышать смысл. И это далеко не все, потому что так сложилось. Кто-то слушает только классическую музыку, кто-то слушает модную современную музыку, которая по большей части о том, что «я тебя любила, ты меня любил, мы расстались». А тут всё равно приходится немного о других вещах думать и слушать, и это сложно.

А зачем её писать? А зачем её петь? Поэтому это, скорее, люди, которые привыкли слушать текст, запоминать его по какому-то созвучию их мыслей. И тогда это те люди, которые так или иначе слушают рок, потому что как-то так в нашей стране сложилось, что рок – это песни, которые отвечают за гражданскую позицию. За оценку своей жизни, общественных событий, переоценку моральных ценностей. У нас за это отвечает не эстрадная музыка, а всё-таки рок. И как ни странно я бы отнеслась в эту компанию, которая умеют слушать тексты песен, тех кто так или иначе соприкасаются с теми, кого у нас называют сейчас называют бардами, или, наверное, будет правильнее называть – авторской песней. Они такие вот неприкаянные ребята, ни туда и ни сюда.

Но у них тоже есть эта составляющая, почти философское отношение –  кто я такой, чем занимаюсь, что чувствую, куда хочу вырасти. Немножко грубо, но пусть будет так. И люди этого пласта уже могут быть самого разного возраста – младше меня, старше меня. И это нормально.

Александр Чернецкий и Борис Гребенщиков во время интервью. ККЗ «Украина». Харьков. 26 мая 2019 года. Фото: Влад Уразовский.
Александр Чернецкий и Борис Гребенщиков во время интервью. ККЗ «Украина». Харьков. 26 мая 2019 года. Фото: Влад Уразовский.

Как ваши близкие отнеслись к тому, что вы пошли на эту авантюру и немного о технологии, как подходили к этому процессу?

Близкие в принципе были не в курсе, потому что, когда началась эта авантюра, у меня так получалось, что они меня за этим делом не заставали. Было другое. Я себе уже скачала песни Чернецкого. А я не умею слушать музыку, что вот так сел и слушаю. За редким исключением. И у меня домашние приходят как раз-таки домой: «Что это у тебя играет?». Отвечаю: «Ну, это вот для интервью, чтобы понимать, о чём идёт речь». – «Выключи, пожалуйста, я не могу это слушать». Поэтому у меня всё это прослушивание так остановилось, на некоторое время. Пришлось потом начинать заново.

Первое интервью я слушала сначала 2-3 раза, прежде чем вообще начать его писать. Потом тут же начинала набирать, потому что если набран хороший кусок и понимаю, что я обо что-то споткнулась, то тут же открываю интернет и начинаю искать, что это может быть – расшифровка фамилий, сленга, лейблы, названия групп, имена исполнителей. Особенно это касается двух интервью с харперами. Поскольку они всё время ссылались на иностранных харперов, то думала, Господи, как записать по-русски всех этих «саннибоев» и прочую компанию. В итоге не стала рисковать, и латиницей написала – ещё не так аллитерацию сделаю, не надо подводить людей. Сидишь и просто кропотливо вкапываешься, пока не поймёшь о чём идёт речь и какое слово к чему.

Сергей Чиграков. Санкт-Петербург. 2001 год. Фото: Андрей Федечко.
Сергей Чиграков. Санкт-Петербург. 2001 год. Фото: Андрей Федечко.

Чему вы научились, когда работали с этими интервью? Есть вещи, которые вы для себя открыли?

Чему научилась, наверное, узнаю об этом через 2-3 года. Это обычное явление, когда человек чему-то научился исподволь, подспудно, а через время: «О, это же тогда вот так и было. Это тогда у меня всё началось и меня толкнуло вперёд». Из того, что навскидку, синхронизация с первым интервьюером меня очень порадовала. Я «посмотрела на себя в зеркало» в какой-то степени. Был период, когда думала похожим образом. Человек говорил, что он деньги зарабатывает другим способом, то есть, музыка – не должна быть источником денег. Для него музыка – это не должно пересекаться с вопросом зарабатывания. Когда выбирала профессию, у меня был точно такой же подход. Я тоже выбирала профессию, которая не задействовала бы напрямую то, что мне нравится делать. Где-то рядом – да, это всё равно будет багаж, который мне будет помогать и к которому буду обращаться, но, чтобы впрямую это не эксплуатировалось.

Каких на ваш взгляд интервью не хватило, может быть, от тех людей, чьи интервью вы расшифровывали? Может быть, вы хотели услышать какое-то конкретное интервью от тех, о ком вы говорили?

Сложно сказать, потому что у меня-то не такая уж большая выборка, и она охватывает, наверное, три стороны жизни и разные периоды – школьные друзья и вплоть до почти современного этапа. Такая выборка была. Может быть, я бы озадачилась поисками классного руководителя из того спортивного класса, где учился Чернецкий. А так, может быть, Чижа ещё, потому что постоянно все дают ссылку на Чижа, постоянно есть ощущение, что здесь Чернецкий, через три ступеньки появится Чиж. Либо сначала появляется Чиж, а через три ступеньки рассказа – Чернецкий.

Александр Чернецкий, Инна Чернецкая, Юрий Николаев, Григорий Малышкин, Наиль Кадыров. Эстония. Нарва. 2000-е. Фото из архива Александра Чернецкого.
Александр Чернецкий, Инна Чернецкая, Юрий Николаев, Григорий Малышкин, Наиль Кадыров. Эстония. Нарва. 2000-е. Фото из архива Александра Чернецкого.

Есть ли у вас какие-то вопросы к Чернецкому, которые вы бы хотели задать, но, на ваш взгляд, не раскрыты?

Может, я не настолько прогруженный эту тему человек, поэтому вопросов, за что зацепиться или что спросить, у меня нет. Безмерное уважение к этому человеку независимо от того, нравятся мне некоторые его музыкальные вещи или не нравятся. Безмерное уважение к человеку, который не сдаётся, который умудряется собирать вокруг себя такую команду – ведь вокруг него совершенно удивительные люди и все говорят о нём только хорошее. В одном из интервью была фраза, что вокруг него атмосфера лёгкости, почти домашней, ощущение, что не работаем, а собрались попить чай, заодно и помузицируем. Это удивительно, здорово и дорого стоит. Пусть так будет и дальше! Из интервью я поняла, что бой с болезнью у него будет продолжаться, и, конечно же, желаю сил, энергии и здоровья, чтобы этот бой каждый раз выигрывать. Конечно, близким его поддержку и помощь!

Чтобы вы хотели видеть в книге?

Естественно, буду опираться на то, что было у меня в руках. По-моему, это как раз то, что нужно. Именно такое «собранье пёстрых глав» о жизни этого человека от людей самых разных и интересных, которые соприкасались с этим человеком и могут осветить разные периоды его жизни, разные черты его характера. Вроде бы об одном человеке говорим и даже местами совершенно очевидно повторяемся, но каждый на свой лад. И при этом есть ощущение индивидуальности каждого, кто высказывается. Такой групповой портрет эпохи по поводу Чернецкого, если так можно выразиться. Конечно, ожидаю, что будут фотографии, чтобы можно представить и тот же самый коллектив, который в разное время имел разный состав, и, может быть, какие-то значимые места, первых выступлений, или ещё что-то. Я бы этого хотела. Спасибо!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *