КОНСТАНТИН КОСТЕНКО: «РАЗНЫМ ЛЮДЯМ» НАСРАТЬ НА ПОЛИТИКУ»

Ещё один харьковский запил о том, как возникло название группы «Разные Люди» и почему однажды можно откосить от армии, и вместо рядового солдата стать известным музыкантом за рубежом. Немного рижских откровений из интервью гитариста группы «Ку-Ку» – Константина Костенко. И напоминание, что в книге не учитываются политические предпочтения интервьюируемых. Мы о другом пишем эту историю… о людях.

Из интервью Константина Костенко для книги «Жизнь стоит того…»:

Как ты впервые узнал об Александре Чернецком и познакомился с ним лично? Занимался тогда музыкой?

Я занимался музыкой со школы. Не просто так, а уже группы были. Сашу запомнил с момента одного из подпольных концертов рок-клуба в 1986 году, который тогда проводился в ДК «ХАРТЭЦ». Группа называлась «Рок-фанат». Одну песню с того концерта помню до сих пор. Это говорит о Сашиной способности писать хиты. Не просто писать песни, а песни, которые запоминаются. «Свинья за рулём». Она врезалась в память. Потом ходил и напевал. Не могу сказать, что меня зацепил концерт, зацепил Саша, но, прокручивая какие-то моменты, связанные с Сашей, вдруг вспомнил, что эта песня у меня на подкорку тогда записалась. Честно говоря, личного знакомства не помню. Скорее всего мы друг о друге уже узнали заочно. Я тогда уже был неформалом конкретным. Личности тогда всплывали в городе. Одно время мы были школьной, потом институтской группой, затем уже спираль эта раскручивалась. По сути дела, получилось так, что в какой-то момент уже знал всех, кто занимался рок-музыкой. В том числе и Сашу.

Серьёзно его песни не воспринимал. Был момент, когда мы встретились с одной моей знакомой. Она с ним тогда, по-моему, встречалась. Она мне рассказывала: «Вот у Саши такие песни!». А я социальных песен тогда не слышал. Подумал: «Да ну, Саша чтобы что-то такого выдающегося сочинял – не помню». Всё основное в нашем знакомстве скорее всего произошло в Риге, когда была эта эпопея, связанная с фестивалем.

Константин Костенко на сцене ДК Страуме. Рига. 1987 год. Фото из архива Александра Чернецкого.
Константин Костенко на сцене ДК Страуме. Рига. 1987 год. Фото из архива Александра Чернецкого.

Можешь вспомнить ту поездку более подробно?

Нас тогда завертела какая-то энергия. Буквально 3-4 этих дня, и потом по прошествии лет ты понимаешь, что это было событие, причем мы для этого ничего специально не делали. Всё раскручивалось как-то так и происходило независимо от нас.

Могу рассказать хронологически. Дело было так. В то время я призывался в армию, куда идти не хотел. Из института отчислили. Поступило предложение от друга – уехать под Ригу. Он туда не первый год ездил. Там хипповский лагерь, хотя я сам хиппи не был. Я был такой себе добрый панк. Лагерь находился на реке Гауэ, под Ригой. Полчаса где-то на машине ехать, мы ездили на электричке или автостопом. Это такой лагерь, который в 1990-х полностью разогнали, по-моему. Тогда уже приезжали «органы», пытались нас оттуда вытурить. А до этого лет 10 люди туда ездили. Довольно известное место.

Друг предложил, я согласился. Как раз оставят в покое на какое-то время. Нет меня и нет. Поехали мы, и недели через 2, как-то по утру вижу Пашу Михайленко (тогда уже знал его) и Сашу Чернецкого. Мне тогда в этом лагере уже скучновато было. До этого, как водится – костёр, что-то там готовится, тут же гитара, кто-то что-то поёт. Так получилось, что гитара по кругу. Спел что-то Паша, потом Саша взял гитару и спел свою «Россию». Тогда для меня авторство Саши открылось в полной мере. Причём мне больше не «Россия» понравилась, а песня «Паук». Паша сказал, что на практике от института, а Саша мол поехал с ним за компанию. Знали ли они, что я там, или просто поехали посмотреть, что там в коммуне – этого не знаю. Поехали в Ригу, сели там на Домской площади с гитарой. Вокруг нас собралась куча народа.

Константин Костенко на сцене ДК Страуме. Рига. 1987 год. Фото из архива Александра Чернецкого.
Константин Костенко на сцене ДК Страуме. Рига. 1987 год. Фото из архива Александра Чернецкого.

Это было спонтанно? Были в округе другие музыканты?

Нет. Мы выбрали бетонное ограждение, сели и начали играть. Всё само собой организовалось. По-моему, в этот же день, когда люди уже начали расходиться, подошёл один из организаторов и предложил участвовать в фестивале. Саша сказал: «Мы хотели, но не знали даже как туда попасть, а тут так. Давайте сыграем. Конечно!» Нас спрашивают: «А как вы назовётесь?». И в разговоре как-то пролетело: «Да мы люди разные – из разных групп». А нам: «Ну и отлично. Будете «Разными Людьми». И мы ринулись на следующий день на фестиваль.

Вы тогда на этот период времени действительно были разными людьми из разных групп?

Да. Это название как-то отразило то, кто мы есть.

А кто где тогда играл? У Паши группы «Мост» тогда уже не было?

До была группа «Шок». «ГПД» у Паши уже была. Уже был Олег Клименко и все те, кто там потом уже играл.

А ты где был в то время?

Чуть позже, с сентября уже с Жекой Кошмаром (Варвой) придумали «Ку-Ку». До этого с другом Лёней Ланским в «Кугуа» месяца 3-4.

Обложка бутлега «Разные Люди» – «Рига-87».
Обложка бутлега «Разные Люди» – «Рига-87».

Сам фестиваль, на котором вы были. Давай о нём. Для тебя, чем он запомнился? Видел ли ты что-то необычное среди публики?

Когда приехал в Прибалтику, уже ощутил другой дух. Сейчас даже в Европу приезжаешь – другие глаза, другие лица. Тогда это было примерно тоже самое. Абсолютно другая атмосфера. Ты сильно раскрепощаешься, нет агрессии. Всё передовое.

Сам фестиваль прошёл замечательно. Многие люди нас поддерживали. К нам приехали 40-50 человек из коммуны, когда узнали, что будем играть на фестивале. В лагере им было скучно. Приз зрительских симпатий думаю получили во многом благодаря именно этим людям.

В эти дни мы очень много общались с Сашей. Он мне рассказал про питерские группы, некоторые из которых я слышал. Мне больше всего «Алиса» нравилась. Саша много говорил про группу «Телевизор». Помню, что 2-й раз мы играли как раз после них в Риге. Мы сыграли в 1-й день, много людей подходило. Могу только Белова из «Весёлых картинок» выделить, так как прониклись друг к другу. Подошёл без понтов, сказал: «Я вас послушал. Что-то от вас такое идёт. Ничего подобного не слышал».

В ночь перед вторым выступлением нас записывали на квартире. Выпили много вина или пива. Были как вареники. И услышал я «Телевизор». Ощущение было очень сильное. Тогда «Чай-Ф» взял первое место. Они были более энергичные. Хотя песни не все сильные. Такой живой рок-н-ролл. А «Телевизор» – это кол, который в тебя вбивается. После «Телевизора» выходим мы в помятом виде. Гораздо слабее на этот раз, хотя спели песню «Паук» на свой страх и риск, которую нам не залитовали. А потом люди нам говорили: «Как же так. Нам то потом отдуваться».

Как вообще определяли трек-лист?

Было понятно, что поёт Саша, а что – Паша. Саша пел «Россию», «Любера», «Паука». Паша пел «Правду», «Белку». Я спел одну песню, про которую смело можно сказать, что она моя.

Они были исполнены в акустике?

Да. Мы нашли мусорное ведро, приставили к нему микрофон, и барабанили. Паша на гармошке играл. Бардак, честно говоря. Какофония! Но она была с такой долей энергии! На все сто. Вышли на сцену рок-фестиваля!

Нас даже возили в дискотечные клубы, просто микрофон подставляли. До этого люди танцевали под дискотечную музыку, а тут вдруг поют. Очень смешно.

С Ригой понятно! А в концертном или студийном составе «ГПД» или «Разных Людей» приходилось ли играть?

Вместе играть – нет. А когда ездили в Подольск, то я как шоумен там должен был быть. Мы тогда не выступили и еле-еле уехали живыми. Там что-то не получилось у организаторов. Не было для нас места. Послушали первый день и начали выбираться. Еле унесли ноги. Там столько было гопников, которые выхватывали людей из толпы и били. При этом стоят машины с милицией и не вмешиваются. Это 1987-й. Тот самый многодневный фестиваль.

Потом я ушёл в армию. Клим на сцене в моём кителе выступал. Наверное, вот такое моё участие в группе «Разные Люди» было. Во время моей службы списались с Сашей. Мы много писали друг другу. Узнал, что будут в Таллине и нашёл их. Именно тогда познакомился с Сашей Гордеевым.

Логотип «ГПД», созданный художником Игорем Сенькиным. Харьков. 1988 год.
Логотип «ГПД», созданный художником Игорем Сенькиным. Харьков. 1988 год.

Харьков. Конец 80-х – начало 90-х. Много произошло переломного. Квартирные посиделки, которые были почвой для сотворчества. Что значимого было для тебя в этот переходный период, связаного с группой «Разные Люди»?

Когда пришёл из армии, в группе «Разные Люди» уже был Чиж. Я приходил в отпуск за полгода до демобилизации весной 1989-го. Перед тем, как Чиж приехал, я попал в ХАИ. Мне поставили акустический альбом Чижа на репетиционной точке «ГПД». Говорили, что познакомились с таким вот парнем, который под городом Горький живёт. Запомнил песню «Автобус». Мне это жутко напомнило Майка Науменко. Но представить Чижа в «Разных Людях» всё-таки было сложно. Хард-рок ведь, а здесь я слышу акустику.

В армии мне передавали записи. Считаю лучший альбом группы – это первый («Дезертиры любви»), где Чиж играет на клавишах. Впечатление очень сильное. До этого, не смотря на то что, аранжировки навороченные, их можно было подобрать и спеть под гитару. В «Дезертирах любви» начали появляться зрелые аранжировки и конечно же, это была рука Чижа. Клавиши и аккордеон Чижа в альбоме «Буги-Харьков», я хорошо воспринимал. Он тогда давал много концертов в общагах. Нравилась и его игра на гитаре. Песни цепляли, но некоторые были «вокруг да около». Была очень красивая музыка и под это дело слабее тексты. Так мне казалось. У Саши наоборот. Тексты – его сила.

«Хочу чаю» и «Сенсимилья» мне, например, нравятся больше всего именно с того периода. Последний альбом перед отъездом Чижа очень сильный. На гитаре Чиж там так наворачивал! И «Рок-н-ролльно», и «Не вырубай»! Очень сильный альбом! Причём Клим на своём месте был с его стилем игры, Чиж на своём, Саша был как свободный вокалист. Я Саше неоднократно говорил, что энергичные песни именно те, когда он не держит в руках гитару. У него огромная энергия, когда он свободный вокалист. Свои жесты. Это был он – таким каков он есть в роке. Однако чуть теряется энергетика, когда у него в руках гитара. Время, когда он был фронтменом без инструмента – очень сильное и живое. Это можно рассмотреть на видеозаписях. Ни на кого не похоже, очень по-своему. В Питере в 1987-м Саша взял народ на фестивалях во многом именно этим. Там-то люди чувствительны.

Харьков того времени очень самобытен. Группы, которые играли так чтобы не быть похожими друг на друга, не пересекались в жанрах. Была и есть блюзовая группа «Дождь», была арт-рок-группа «Утро», чисто нью-вэйв группа «Фабрика», народный хард-рок «ГПД», а потом и «Разные Люди».

 

Александр Чернецкий на проводах Евгения Варвы в США. Харьков. 1993 год. Фото из архива Александра Чернецкого.
Александр Чернецкий на проводах Евгения Варвы в США. Харьков. 1993 год. Фото из архива Александра Чернецкого.

Серия концертов в Харькове в помощь Саше Чернецкому?

Я здесь не был. Мы с Сашей часто общались с тех времен рижских. Это когда ты не часто видишься, а просто, когда есть контакт. Я приезжал к нему домой. Споёт, сыграет. Человек он очень ровный, тёплый, прямой. Когда находишься рядом с ним, накрывает особая человечность. Сколько бы мы не виделись. Можно даже не общаться, а находиться рядом. Это чувствовалось всегда.

Александр Чернецкий и Павел Михайленко в коридоре. Таллин. 1988 год. Фото из архива Александра Чернецкого.
Александр Чернецкий и Павел Михайленко в коридоре. Таллин. 1988 год. Фото из архива Александра Чернецкого.

Если говорить о группах «Ку-Ку» и «Разные люди». Наверняка Вы пересекались на каких-то харьковских фестивалях. Харьков богат был всяческими местами злачными на посиделки. Разговоры, возможность поделиться входило в обязательный атрибут музыканта, харьковчанина и просто человека, которому есть что сказать. Мог бы ты сказать своё мнение о пересечениях в концертном плане и места, где любили встречаться?

Саша домашний человек. Не могу сказать, что человек тусовки. Может со здоровьем связано было. В тот период гораздо чаще можно было встретить в тусовочных местах Чижа. В Харькове до примерно 1988-го таким местом была «Мурзилка», потом «Сквозняк», потом «Булка».

Мы были очень близки с «Разными Людьми», хотя бы потому что репетировали в одном месте – в ХАИ. У нас был под сценой полуподвал, у них – репетиционная точка на 2-м этаже. Сейчас у Олега Клименко там студия. Мы много общались. Были общие инструменты и даже разборки из-за них. Например, была в общем обиходе очень хорошая институтская гитара, но так получилось, нам надо было ехать записываться, а «Разным Людям» как раз надо было ехать на фестиваль, по-моему. Мы в Петербурге в гостинице, Саши тогда не было. Чиж был. Вот и разбирались за право игры на этом инструменте.

Вообще очень много приятного происходило. Куча концертов. Проводы Жеки Кошмара особенно. Не так давно, летом, мне попало в руки видео с этого концерта. «Разные Люди» без барабанов! Просто и душевно! Интересный звук!

А концерты?! Безусловно! Очень много раз мы ездили в Киев. Вспоминаю о том, какой смешной был фестиваль, когда позвали «Разных Людей» и «Ку-Ку». Это был 1990 или 1991 год. В Киеве тогда больше реагировали, по-моему, на нас, чем на «Разных Людей» с Чижом на вокале. Потому, что мы играли не как все, а как отбитые персонажи ещё и с дудками. Выделялись чуть-чуть. Был фестиваль, на котором была съёмка и нужно было играть под фанеру. Очень смешно, когда «Разные Люди» вышли с тремя 6-струнными гитарами и пели с чёсом. Чиж, Клим и Паша стояли и дворовым чесом играли во всех песнях. Прикалывались как могли. А вообще, концерты «Разных Людей» было всегда событием и собирали кучу народа.

Константин Костенко на концерте группы «Ку-Ку». Харьков. 2016 год. Фото из архива Константина Костенко.
Константин Костенко на концерте группы «Ку-Ку». Харьков. 2016 год. Фото из архива Константина Костенко.

Как формировалась мировоззрение харьковчанина, который любит, слушает и играет живую музыку?

Думаю, что это всё началось в 1980-х, когда мы жили одним днём. Каждый персонаж, который делал рок-музыку, рисковал даже выходя на улицу. Город специфический. Фестивали специфические. Я был удивлен, когда 1-й харьковский рок-клуб сделал 3-дневный фестиваль. В первый же день фестиваля конкретно собирались всех бить, и нас сопровождала милиция до метро. На фоне этого конечно все герои. Когда этот фон подпитан ещё и творчеством, когда песни геройские… Это привлекает внимание и становится частью массовой культуры. Выходишь и поёшь. Очень переломный момент. Мало кто так мог сложить и подобрать слова, как «Разные Люди – в то время «ГПД». Они априори стали лучшей группой.

Потом всё развивалось в 1990-е. Все знали, что в Харькове лучшая группа – «Разные Люди», особенно с приходом Чижа, который привнёс музыкальность. В Харькове так – либо андеграунд, либо ресторанная музыкальная школа. Они редко пересекались. Были группы, играющие кавера. В 1970-е именно с каверов и начинали. А в 1980-е всё наоборот – петь своё и только своё. Чужие вещи – позор. Причём, кто сочиняет – тот и поёт.

В Харькове много всего происходило в музыкальном плане. Много музыкантов живут в Харькове по сей день. Плодородный он на это дело. Твоё мнение, почему для того, чтобы стать востребованный музыкантом, необходимо куда-то уезжать? Мы не берём гастроли. Мы о том, почему важно покинуть город, чтобы ты смог выстрелить в обойме известных людей? Саша уехал. Почему так?

Наш город индустриальный. На фоне этого – очень много работяг. Эта тяжесть города каким-то образом закаляет. Из всего этого произрастают сильные ростки. Масса людей, с которыми я бы не сказал, что легко общаться. Но на поверхности столько хороших людей, которых не видишь 300 лет, но знаешь, что друзья. Такие же как ты – видят всё такими же примерно глазами. Город и сейчас тяжёлый.

По поводу творческих людей. Можно посмотреть на факты. Есть сейчас Сергей Бабкин. Сейчас другое время, но всё равно. Он находится в Харькове. Группа «5’nizza» получила известность не в Харькове, а в Москве, во многом – благодаря программе «Намедни». Гастролируют, коммерчески успешны. Ещё можем назвать «Танок На Майданi Конго», которые уехали в Киев и поют на украинском языке. По возвращению Жеки Кошмара из США, на предложения выступать в Киеве ему сказали, что на русском языке не стоит петь. Не то, что там какие-то условия. Просто так происходит. Но мы же русскоязычные вот и поём на русском.

Мне кажется, что в Петербурге есть среда для того, чтобы творить рок-музыку. В Харькове это всё равно вертится в своей нише. Поэтому Саша уехал и востребовано находится на своем месте. Это большое счастье. За Чернецкого в Питере я очень рад. В Харькове нет такого. Нет почвы для того, чтобы серьёзно это взрастить. Я так вижу много лет. Факты. Наверно, это все от городской верхушки. Оно им не нужно.

Александр Гордеев и Константин Костенко. Харьков. 2017 год. Фото из архива Константина Костенко.
Александр Гордеев и Константин Костенко. Харьков. 2017 год. Фото из архива Константина Костенко.

Твоё восприятие эволюции звука «Разных Людей», как человека, который сведущ, который играет на гитаре. Твоё мнение об этом?

Есть песни, которые зацепили. Например, моя любимая – «15 ножевых». Группа работает профессионально. Сашина игра конечно больше воспринимается на сцене. Не могу сказать, что слушаю, изучаю. Может из-за того, что работал диджеем. Перенасыщение музыкой. Песни не могу слушать из-за большого потока.

Однажды Паша Михайленко дал послушать «Superбизоны», мне очень понравилось. Опять же песни новые, но при этом – это Чернецкий и его вещи. Есть песни, которые мне не очень нравятся. Например, автобиографические и перепевы о ВОВ. Это некое бардовское направление по моему субъективному мнению. С Андреем Васильевым вообще бомба была. И мне очень нравится, как звучит гармошка Игоря Ойстраха. В программе «Живые» слышал эфир. На поверхности больше личность Саши, чем его творчество. Ведь песен не так уж и много новых.

Расскажи о своей работе на харьковском «Радио 50».

Песенный жанр – кошмар. Именно это понимаешь, работая диджеем. Любая песня – это вступление, куплет, припев, куплет, припев, проигрыш, припев, припев, кода. Любая музыка. Так сочиняют песни. Работая на радиостанции, я делал программы на «Радио 50», где играли живьём харьковские и не только харьковские музыканты. Радио тогда только открылось. Это было непрофессионально, но по душе.

Нигде такого не было – приезжаешь, привозишь свои бобины, любимую музыку. Никакого контроля. Этому никто не учил. Первые полгода – была сказка. Программы назывались «Чпок» и «Радио-хулиганы». В программе «Чпок» однажды выступили «Разные Люди».

Что для тебя «Разные Люди»?

Когда-то давно «Разные Люди» вышли и играли концерт, который организаторы приплели к какому-то депутату или чего-то там. Чиж подошёл к микрофону и сказал: «Разным Людям» насрать на политику». Хотелось напомнить, потому что это не наше. У нас другая миссия.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *