ИГОРЬ КОСТРОМИН: «САША ЧЕРНЕЦКИЙ – НАСТОЯЩИЙ РОК-ГЕРОЙ!»

Всегда с теплотой и особым трепетом выкладываю харьковские интервью, посвященные Александру Чернецкому. Не буду томить искренностью и нескончаемой любовью к городу, и людям Харькова. Напишу так. Это интервью для друзей на разных континентах. Всех их объединяет то, о чём сказано ниже.

«В день, когда умер Сэр, у Чернецкого в Харькове вечером был концерт в клубе «Чемпион». Я и Саша Букреев были первыми, кто узнали о том, что Сэра больше нет… Позвонили Чернецкому. Он очень расстроился, не смог сдержать слез. Предложили отменить концерт, но Саня сказал, что концерт состоится, и он будет играть и петь в честь своего друга Сэра. Во время выступления, после того, как Сергей Коротков объявил в микрофон об этой жуткой утрате, все рыдали весь вечер и поминали Сережу. Через 40 дней мы организовали концерт памяти Щелкановцева в ККЗ «Украина», где собрались близкие, друзья и все, кто хотел почтить его память. Выступали Чиграков, Чернецкий и «Разные Люди», наши харьковские ветераны рок сцены «Белые крылья», «Пасхальное шествие», конечно же, детище Сэра «КПП» и десятки других групп… Я открывал этот концерт своей песней «Отходная» – никогда не пришло бы в голову, что буду петь ее впервые со сцены перед залом в 1500 человек по такому печальному поводу. И вот то мое печальное выступление и стало первым, после которого я до сих пор пою свои песни и читаю стихи со сцены для публики» (с)

Из интервью Игоря Костромина для книги «Жизнь стоит того…»:

Игорь, тебя можно назвать поэтом, журналистом, фотографом, музыкантом, общественным деятелем. Но кем ты являешься сам для себя?

Прежде всего, харьковчанином, а уже потом – творческим человеком. За свою жизнь (а мне уже 58 лет) я пробовал себя во многих областях деятельности. Можно сказать, что уже пожил и видел много. По высшему образованию – художник-конструктор, дизайнер. В 1986 году закончил харьковский худпром. Тогда казалось, что пойду по этой стезе, но как-то не срослось. Еще в армии стал писать первые стихи, в институте – песни, начал играть их на гитаре друзьям. В 1997 году я попал в журналистику, и понял, что это мое. В 2000 году поступил в НСЖУ, работал главредом нескольких изданий. По ходу всего продолжал заниматься творчеством – никогда не бросал писать стихи, песни…

 Билет на концерт памяти Сергея «Сэра» Щелкановцева. Харьков. 13 сентября 2003 года. Из архива Александра Бессмертного.
Билет на концерт памяти Сергея «Сэра» Щелкановцева. Харьков. 13 сентября 2003 года. Из архива Александра Бессмертного.

Когда в твоей жизни появилась музыка? И кем ты себя считаешь в этом плане – меломаном или музыкальным гурманом?

Скорее, меломаном. Слушаю практически все стили и направления, хотя, конечно же, предпочитаю рок. Без музыки не живу ни дня – она для меня как воздух. А все началось еще в детстве. Отец купил прибалтийский приемник «ВЭФ», который ловил короткие волны. В то время «вражеские» радиостанции, типа, «Немецкая волна», «Голос Америки», «ВВС» и другие, которые крутили западную музыку, советские спецслужбы «гасили» с помощью «глушилок». Но все равно их можно было поймать! Однажды, когда мне было 11-12 лет, мне удалось записать на бобинный магнитофон получасовую программу Севы Новгородцева, в которой прозвучали (как сейчас помню!) песни Shocking Blue – «Venus», Rolling Stones – «Satisfaction», Deep Purple – «Child in Time» и Queen – «Kiiler Queen». И все… Я понял, что это моя музыка!

В 1972 году принёс домой пластинку «Led Zeppelin III», за что был с позором выгнан из дома вместе с этим винилом. Когда я поставил диск на моно-проигрыватель «Аккорд» и зазвучала «Immigrant Song», отец накричал на меня и потребовал немедленно выключить «эту дрянь». Сейчас всё это вспоминается с улыбкой, но тогда с друзьями приходилось прятаться от родителей, чтобы послушать рок. До сих пор слушаю эту музыку!

Игорь Костромин, Сергей Щелкановцев и Кирилл Толмацкий. Харьков. Клуб «ХХI век». Фотография из архива Игоря Костромина.
Игорь Костромин, Сергей Щелкановцев и Кирилл Толмацкий. Харьков. Клуб «ХХI век». Фотография из архива Игоря Костромина.

Как ты узнал о харьковской рок-музыке и что здесь вообще играют на гитарах?

Узнал в институте, куда, не зная этого, поступал одновременно с лидером группы «Фабрика» Витей Товкайло – на экзамене по живописи у нас рядом стояли мольберты. А потом я попал на их концерт в ДК ХЭМЗ – они выступали вместе с ГПД, где играли Чернецкий, Сэр и Кривуля. Это было эпатажное и крутое шоу, закончившееся выключением электрорубильника и ментовским разгоном… Перезнакомились, а потом еще общались на «Сквозняке» и на Сумской, 13, где я работал в видеопрокате. Из Москвы я привозил записанные с канала MTV музыкальные рок-передачи и некоммерческое кино для ценителей. Сэр тогда вёл на «Тонисе» программу «Под веселым Роджером», и какое-то время я обеспечивал эту программу материалами. Часто в нашем видеопрокате собирались известные люди Харькова – общались, обменивались записями, ходили вместе на концерты.

Свет независимой журналистики Харькова на презентации журнала «Райский уголок». Роман Пятковка, Владимир Миславский, Константин Кеворкян, Максим Анфинагенов, Сергей Щелкановцев, Сергей Коротков, Игорь Магнилов. Харьков. Февраль 2002 года. Фотография: Игорь Костромин.
Свет независимой журналистики Харькова на презентации журнала «Райский уголок». Роман Пятковка, Владимир Миславский, Константин Кеворкян, Максим Анфинагенов, Сергей Щелкановцев, Сергей Коротков, Игорь Магнилов. Харьков. Февраль 2002 года. Фотография: Игорь Костромин.

В какой степени имя Чернецкого связано с историей харьковского рока?

В огромной! Но давай сначала обратимся к истории харьковского андеграунда. В этой связи нельзя не упомянуть, что в Харькове в 50-х годах действовала некая альтернативная официальной «линии коммунистической партии» организация под названием «Голубая лошадь» – одна из первых подобных организаций в СССР и единственная в Украине! Несколько лет подряд стиляги и неформалы того времени, представляющие из себя некую оппозиционную культурную прослойку, свободно занимались «вольной» фотографией, живописью, литературой, исповедовали «гнилые западные ценности» в одежде, музыке, образе жизни. Есть несколько версий, почему КГБ сразу их не прихлопнул – об этом можно прочесть в интернете, материалов много. Правда, всё это, в конце концов, закончилось печально – судом над членами «Голубой лошади» и тюрьмами, но наш город можно смело назвать новаторским и особенным в этом плане. Он всегда, в любые времена, был наполнен молодыми, пытливыми умами и бунтарями.

В середине 80-х образовался Харьковский рок-клуб, который выпускал некий ежемесячный самопальный бюллетень. Он бережно ходил по рукам, но все равно затаскивался в хлам – это был просто альбом с вклеенными в него фотографиями и статьями. Но, наверное, наиболее активная рок-жизнь появилась в Харькове вместе с Чернецким и Сэром.

С Сергеем «Сэром» Щелкановцевым я подружился в 1988-м. А потом и Саша стал приходить к нам в подвальчик видеопроката на Сумской, 13. Он сразу привлек к себе внимание: в нем каким-то образом уживался сентиментальный, добрый человек и бунтарь – злой и беспощадный правдолюб в своих стихах и песнях. Помню, самой первой меня потрясла его песня «Ворон», и с тех пор Чернецкий не покидал моих плэй-листов.

Игорь Костромин на концерте памяти Сергея Щелкановцева. Харьков. ККЗ «Украина». 13 сентября 2003 года. Фотография из архива Игоря Костромина.
Игорь Костромин на концерте памяти Сергея Щелкановцева. Харьков. ККЗ «Украина». 13 сентября 2003 года. Фотография из архива Игоря Костромина.

Как думаешь, для того, чтобы реализоваться харьковскому таланту, обязательно нужно уехать из нашего города?

Ты знаешь, когда-то, на фестивале «Раз.Лив», я сфотографировал двух скромных мальчиков, которые явно очень волновались перед выходом на сцену. На фото – Сергей Бабкин и Андрей Запорожец из группы «5’nizza». А в зале в это время громыхала Сэровская команда «КПП», которая уже и с Кипеловым на одной сцене выступала, и поездила по Союзу. Так вот «5’nizza» тогда была известна только в Харькове – ну так, слушали их… А через год они поехали выступать в Москву и так приглянулись местной публике, что давали там чуть ли не по три концерта в день! И в Харьков они вернулись уже звездами общесоюзного масштаба – о них говорили, их песни пели, и они собирали полные залы.

Сергей Бабкин и Андрей Запорожец. Группа «5'nizza». Фестиваль «Раз.Лив». Харьков. ККЗ «Украина». 2003 год. Фотография: Игорь Костромин.
Сергей Бабкин и Андрей Запорожец. Группа «5’nizza». Фестиваль «Раз.Лив». Харьков. ККЗ «Украина». 2003 год. Фотография: Игорь Костромин.

Все прекрасно знают, что звезды шоу-бизнеса «делаются» с помощью определенных технологий, которые требуют большого вклада денег. И в этом плане наш Харьков, увы, всегда был проблемным: здесь никогда не аккумулировались большие денежные ресурсы – город приграничный, большие деньги заходили, вершки-проценты снимались, и все дальше шло в столицу… Никто в Харькове не вкладывал в серьезные долгосрочные проекты, никто не вкладывал в «звёздную» раскрутку музыкантов. Именно поэтому те, кто жаждал славы и явно представлял из себя хороший продукт для шоу-биза, пробивались в столицы – Киев, Москву, Ленинград. Пометавшись в поисках востребованности и славы в Харькове, хорошие специалисты и музыканты в то время, да и сейчас, в конце концов сваливали в столицы. Вот почему и Сергей Чиграков, оставив группу «Разные Люди», вскоре уехал в Питер, где моментально добился успеха.

Да и Чернецкий в Харькове не мог полностью раскрыться – ему нужна была аудитория побольше, потому что он уже перерос наш город. В Питере его знали, любили и всегда ждали. И он тоже уехал туда в начале 1990-х. Саша был достаточно известным в Харькове, в Украине, но не таким, каким стал после отъезда.

Сергей Щелкановцев и Александр Чернецкий в гостях у Сергея Олейника. Харьков. 1999 год. Фотография: Игорь Костромин.
Сергей Щелкановцев и Александр Чернецкий в гостях у Сергея Олейника. Харьков. 1999 год. Фотография: Игорь Костромин.

Можно уехать куда угодно, но если у тебя чего-то не хватает в характере, то вряд ли что-нибудь получится. Что есть в характере Чернецкого?

В принципе, он хорош сам по себе, и мы все об этом знаем. Он просто оказался в нужное время в нужном месте. Конечно же, на него кто-то обратил внимание и помог. А потом и он сам оброс связями, нашлись люди, которые стали записывать альбомы и взялись за их раскрутку. И вот пришла долгожданная известность, популярность – это результат того, что он именно такой, какой есть.

Игорь Костромин и Александр Чернецкий в гостях у Сергея Олейника. Харьков. 1999 год. Фотография: Сергей Щелкановцев.
Игорь Костромин и Александр Чернецкий в гостях у Сергея Олейника. Харьков. 1999 год. Фотография: Сергей Щелкановцев.

Давай снова вернёмся в 1990-е. Акция по сбору средств на операцию Чернецкого… Ведь не просто же на пустом месте люди стали собирать деньги и писать письма? Что это было, по-твоему?

Я давно не верю во все эти истории про людскую доброту. В 1987 году, во время «горбачевской перестройки», проводилась первая акция поддержки Всесоюзного детского фонда. Это был телемарафон, за который в течение суток собрали миллионы рублей! Дети разбивали свои копилки, старики отдавали пенсионные сбережения… С точки зрения организации все было идеально – хорошо спланированная пиар-компания, эффективная акция, собравшая огромные по тем временам деньги, которые текли в детский фонд рекой… А потом куда-то исчезли. Всех просто кинули! Всю страну! Понимаешь?

С Сашей в плане организации была похожая история, с той лишь разницей, что материальная помощь досталась адресату. Рассказывали, что деньги присылали даже те, кто никогда не слышал ни единой его песни – достаточно было сказать, что это для классного музыканта. И люди давали. Я думаю, что, конечно же, помимо его воли, еще и это горе, которое привлекло к Сане столько внимания, повлияло на его будущую мега-популярность: даже те, кто не знал его, бросились слушать его песни. Слава Богу, это помогло, и Чернецкий снова стал в строй…

Игорь Костромин, Андрей Васильев, Сергей Коротков, Сергей Чиграков, Алексей Сечкин, Александр Чернецкий, Елена Дядина, Александр Гордеев, Сергей Кривуля, Владислав Уразовский. Харьков. 2003 год. Фотография из архива Игоря Костромина.
Игорь Костромин, Андрей Васильев, Сергей Коротков, Сергей Чиграков, Алексей Сечкин, Александр Чернецкий, Елена Дядина, Александр Гордеев, Сергей Кривуля, Владислав Уразовский. Харьков. 2003 год. Фотография из архива Игоря Костромина.

В медицине есть понятие «вторичной выгоды», когда инвалиды получают деньги, усугубляя свое состояние. Ты коснулся сейчас этой темы – ведь было время, когда кое-кто пытался обвинять Сашу в том, что он намеренно использовал свой недуг, чтоб стать знаменитым…

Во-первых, это полная глупость! Он же не бесталанный. Ему же деньги дают не потому, что он просто несчастен и болеет. И он ведь их не просит в метро, стоя с протянутой рукой, когда мы с вами понятия не имеем, кто стоит перед нами – алкаш, наркоман или реально нуждающийся человек. Саша никогда не просил денег «Христа ради» – люди давали ему сами, а он всегда сторицей отдавал взамен свой талант, свои песни. И те, кто давал деньги на лечение, знали, что дают их для достойного человека! Кому могло в голову прийти обвинять его, что он поднялся на своей болезни? Бред… Он отдал гораздо больше – обменял материальную помощь на свое творчество, часть своей души, отдал свое сердце. Его спасали ради того, чтобы он писал и пел дальше.

Однажды я делал концерт «Разных Людей» в ККЗ «Украина», и приехали инвалиды из Запорожья. Когда Саша закончил концерт, они ждали его у служебного входа. Окружили, стали перед ним на колени и сказали: «Если ты умрешь, то умрем и мы. Пожалуйста, живи!» Саша искренне растрогался, обнимал ребят, благодарил… Ты понимаешь? Эти люди живут благодаря тому, что живет Чернецкий! Он для них – образец музыканта, человека, даже можно сказать, икона, только в хорошем смысле этого слова. Он настоящий рокер, настоящий пахарь на сцене – никогда не врет, всегда выкладывается по полной, как бы плохо ему не было, как бы у него не болело его нездоровое тело… Если говорить о всякого рода «легендах», то именно его я бы назвал самой реальной «легендой русского рока». И заметь, он не почивает на лаврах, как некоторые, а практически каждый год выпускает новые альбомы, все время пишет новые песни…

Мы приходим сюда, в этот мир, уже с каким-то генетическим кодом, на котором уже отпечатан наш сценарий. Наверное, и его болезнь спровоцировала в нем появление каких-то чистых эмоций, которые дали духовные всходы. Но для него это, конечно же, испытание, которое его меняет с каждой победой над проблемами. Я уверен, что Нечто «закаляет» нас трудностями, чтобы мы находили в себе силы их преодолевать. И в процессе преодоления у нас идёт некое духовное обогащение, переосмысление, приходит понимание, опыт… У Саши был выбор: стать футболистом или творить. Его, больного, заносили на сцену на руках, усаживали на стул, и он играл и пел, хотя ведь мог этого и не делать. Мог жаловаться, кричать, страдать и плакать… А он шёл и просто делал. Даже не представляю, какую боль и страдания он постоянно испытывал… Когда у человека происходят знаковые стрессовые события, он меняется. Это происходит непременно! Жизнь всегда ломает. И не существует людей, у которых устроено как-то иначе. «Не думай, что жизнь оставит тебя девственником – она трахнет всех!» Это правда, и нужно быть готовым карабкаться, не останавливаясь.

Сергей Кондратьев, Сергей Чиграков, Игорь Костромин и Александр Чернецкий в день 15-летия «Разных Людей» в Харькове. Май 2005 года. Фотография: Владислав Уразовский.
Сергей Кондратьев, Сергей Чиграков, Игорь Костромин и Александр Чернецкий в день 15-летия «Разных Людей» в Харькове. Май 2005 года. Фотография: Владислав Уразовский.

Если бы у тебя возникла ситуация, в которой тебя попросили бы рассказать о творчестве Чернецкого, то что бы ты рассказал? О чём его творчество?

Это сложно объяснить. Есть музыка, которая заходит в тебя. Творчество Чернецкого – это то, что я хорошо знаю, чувствую, впитываю, слышу и узнаю. Близкое и родное. То, что напеваешь внутри себя. Когда тебя «накрывает», и ты понимаешь, что автор написал так, чтобы ты сопереживаешь написанному. Это происходит, как только ты сумеешь сказать, например, о любви, так, что станет понятно не только тебе, а большинству людей на этой планете. Вот у Саши как раз такие песни… Про меня. Про всех нас.

Музыка Чернецкого для всех?

Нет. В его музыке звучат характерные для его поколения проблемы. Саша на сцене более злой, чем, например, Чиж. Он более социальный. Но уже есть вещи, которые морально ушли в прошлое, и их не объяснишь. У него многие песни о прошлом. Однако современная молодежь в его песнях с легкостью находит отражение своих сегодняшних проблем…

Александр Бессмертный, Игорь Ойстрах, Александр Чернецкий, Инна Чернецкая, Игорь Костромин в гостях у Чернецких. Санкт-Петербург. 2 октября 2017 года. Фотография: Игорь Костромин.
Александр Бессмертный, Игорь Ойстрах, Александр Чернецкий, Инна Чернецкая, Игорь Костромин в гостях у Чернецких. Санкт-Петербург. 2 октября 2017 года. Фотография: Игорь Костромин.

А издание Антологии Чернецкого для кого?

Есть несколько десятков музыкантов, которые стояли у истоков и фактически создали такой жанр, как «русский рок», или, если быть точнее, то «рок на русском языке». Саша – один из них. На концертах Чернецкого всегда полные залы, и нужно просто обратить внимание, кто на него ходит. Если на музыканта ходят одни старпёры, значит, людей будет все меньше и меньше. Но смотри, как у Саши: приходят целыми семьями, приходят много молодых, из нового поколения! Вот для них эта «Антология» и ценна. Мне кажется, Саша Чернецкий в своих песнях будет жить вечно. Ведь и сам он никогда не стоит на месте, а постоянно работает, пишет, творит…

Если бы ты сейчас писал статью или заметку о Саше Чернецком, то какой заголовок ты бы выбрал?

Я придумал бы название со словами «рок-герой». Он соответствует этому понятию на все сто! Летов, Шевчук, Кинчев, БГ, Науменко, Башлачёв, Цой, Бутусов, Григорян… Вот этот слой. Чернецкий в одном ряду с этими людьми, один из них. Реальный человек, который делает реальное дело, не предавая своих почитателей. Саша всегда в обойме, и я очень уважаю его за это. Мне плевать, кто бы там что ни говорил. Знаю его именно таким!

Александр Бессмертный и Игорь Костромин на Невском проспекте. Санкт-Петербург. 2 октября 2017 года. Фотография: Игорь Костромин.
Александр Бессмертный и Игорь Костромин на Невском проспекте. Санкт-Петербург. 2 октября 2017 года. Фотография: Игорь Костромин.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *