АЛЕКСЕЙ СЕЧКИН: «ВСЕГДА СЧАСТЛИВ НА КОНЦЕРТАХ,КОГДА МЫ ВМЕСТЕ»

Алексей Сечкин – барабанщик харьковского состава «Разных Людей» с узнаваемым, характерным почерком. Не переехал в Петербург. Однако первые пробные концерты сыграл именно в этом городе с Сергеем Чиграковым, басистом Алексеем Романюком и гитаристом Михаилом Владимировым в составе группы «Чиж». После миграции Чернецкого, принимает участие в юбилейных концертах «Разных Людей» и продолжает поддерживать отношения с музыкантами группы. Для нашей книги Алексей поделился простыми и сложными моментами из жизни в разное время.

Из интервью Алексея Сечкина для книги «Жизнь стоит того…»:

Как ты стал музыкантом?

В детстве отдыхал в лагере под Туапсе и увидел, как там играла группа! Фантастический чувак громко рассекал на барабанах! Нереально понравилось.

Играть на барабанах начал в подростковом возрасте. Сначала на свадьбах в харьковских ресторанах. Но хотелось играть другое, что слушал. Потом ушёл в армию, и, вернувшись, нарвался на старых приятелей. Они тут же пригласили играть в ресторане. Я только женился и совершенно не прельщала эта кабацкая фигня с перекошенными физиономиями в зале. Поэтому отказался.

Больше года, после службы, не прикасался к барабанам. Однажды встретил известного в Харькове бас-гитариста – Серёжу Ткачева по кличке Феликс. Он мне сказал, что пацаны ищут барабанщика. Говорит: «Группа только начала переименовываться, а «ГПД» развалилась». До этого сходил с женой на сборный рок-концерт, где выступали «ГПД». До конца не дослушал. Половина музыкантов играла ужасно. Звук тоже был ужасный.

Сходил на прослушивание, которое проводил Паша Михайленко. Поиграли «квадраты» и зашло! С 1989 года стал играть в группе «Разные Люди». Можно сказать, совершенно случайно.

Алексей Сечкин с ребёнком. Харьков. Начало 1990-х. Фотография из архива Алексея Сечкина.
Алексей Сечкин с ребёнком. Харьков. Начало 1990-х. Фотография из архива Алексея Сечкина.

События для тебя происходили быстро? Чернецкий; приезд Чижа; поездки на фестивали? Насколько успевали дух перевести?

Сначала весь этот мир был для меня немного странноватым. Постоянно что-то происходило. Со временем начал ощущать, что это мои братья и семья. С ними всегда интересно.

Для тебя было важно, о чем поется в этой группе?

Да. Причём, некоторые вещи сильно цепляли. Надо сказать, что, когда познакомился с пацанами, ещё был членом компартии, хотя всё уже в 1989-м дышало на ладан. Плюс подгрузило обилие литературы, которое высыпалось на прилавки.

Сейчас понимаешь, что 90% из этого полная хрень с совершенно понятной задачей. Тогда же приобрёл полное собрание Солженицына и зачитывался взахлеб. Решение о выходе из партии, принял, уже играя в команде.

Забавно. Иногда посмеивался на сцене. Выходим играть песни совершенно определённой направленности, а за барабанами – член КПСС. Если бы песни эти меня не цепляли, то наверняка бы играл в какой-нибудь англоязычной группе. Смысловая нагрузка творчества для меня была очень важна.

Сергей Чиграков, Олег Клименко, Алексей Сечкин, Павел Михайленко, Александр Чернецкий. Харьков. Начало 1990-х. Фотография: Владислав Уразовский.
Сергей Чиграков, Олег Клименко, Алексей Сечкин, Павел Михайленко, Александр Чернецкий. Харьков. Начало 1990-х. Фотография: Владислав Уразовский.

Как ты понял, что группа «Разные Люди» стала известной?

Понял, что группа популярна, во время одного из концертов, когда увидел полный зал на 2000 человек. Но особого значения этому не придавал. Я не участвовал в тусовках между репетициями и концертами. Рок-н-рольные тусовки занимательные и употребительные.

Любому человеку приятно то, чем он занимается. Но у меня эдакого «Вау!» не было. Приятно, что выходишь на сцену и с тобой твои братья. Как экипаж. Сели и погнали!

90-е в Харькове проходили, мягко скажем, одинаково. Семьи жили в похожих условиях. Музыка не приносила чрезвычайного финансового дохода.

Вообще никакого не приносила. Допустим, на одном из концертов нам какой-то спонсор подкатил ящик водки. Это всё происходило на чистом энтузиазме. Есть любовь к музыке и твоей команде. Денег это долгое время не приносило. Поэтому, конечно, приходилось работать.

Под развал СССР, комсомольцы начали создавать при райкомах молодёжные клубы, которые, якобы, занимались бизнесом. В одной из таких контор я и трудился. Отвечал за культуру. Ходил и смотрел с удовольствием детские театральные постановки в танцевальных студиях.

Потом появились сумасшедшие видеосалоны. Вынужденно ходил туда с рейдами и контролировал. Надо было кормить семью и ребёнка. Потом пошли коммерческие движения и фирмы.

Олег Клименко, Алексей Сечкин, Павел Михайленко, Александр Чернецкий, Сергей Чиграков перед поездкой. Харьков. Начало 1990-х. Фотография из архива Александра Чернецкого.
Олег Клименко, Алексей Сечкин, Павел Михайленко, Александр Чернецкий, Сергей Чиграков перед поездкой. Харьков. Начало 1990-х. Фотография из архива Александра Чернецкого.

С Павлом Михайленко вы были на одной волне, по мышлению, по навыкам предприимчивости?

Нет. Павел Васильевич более категорично целеустремленный, а я более гибкий. Лидером по своей натуре никогда не был, но руководящие посты в разных конторах занимал. Паше 100% нравилось то, что он делал. И слава Богу, у него это всё получалось. Я же этим занимался вынужденно, чтобы принести домой хлеб, пелёнки, распашонки.

Насколько у вас были регулярными репетиции?

Репетиции были как работа – минимум 3 раза в неделю, а то и больше. После работы вечером ехал на репетицию. Как это было? Чернецкий приносит песню. Она звучит совершенно иначе. Начинались предложения: «Давайте сделаем так». Это интересно. Все что-то предлагали, и на первый взгляд бесформенная песня приобретала форму. «Клим, а сыграй вот так!». – «Я так не хочу!». – «А давай попробуем!». Пробовали. И, вечером, после двух работ, наконец-то ехали домой.

Были моменты, когда ты вносил что-то в аранжировки, поправки в песни? Насколько была твоя включенность в этот процесс?

Все были включены и трудились на результат. Каждый отвечал за свой инструмент. Мои партии – это мои партии, ну, конечно, с учётом пожеланий. В итоге получалось коллективное видение.

Сергей Чиграков, Павел Михайленко, Алексей Сечкин возле трансформаторной будки. Харьков. Начало 1990-х. Фотография из архива Александра Чернецкого.
Сергей Чиграков, Павел Михайленко, Алексей Сечкин возле трансформаторной будки. Харьков. Начало 1990-х. Фотография из архива Александра Чернецкого.

Ты упомянул, что группа воспринималась как семья. Насколько отношения в группе влияли на глубину дружбы? Помогали ли друг другу по личным вопросам?

Моя семейная жизнь была изолирована. Просто две семьи. Одна – жена, ребёнок; другая – команда. Все тогда помогали Саше. Для него это очень тяжёлый период. Все метались, организовывали концерты. Этим занимались мы с Пашей. А личные вопросы… Бывало, конечно, всякое, помогали. Не хочу говорить, что происходило, но было.

Когда переступаешь порог точки, после репетиции, насколько для тебя начиналась другая жизнь?

Абсолютно переключиться невозможно. Отчасти – да. Ты же не робот, чтобы вышел – и у тебя половина оперативки работает. Всё это одновременно существует внутри – домашние и группа. В данный момент занимаешься этим, но всегда помнишь то, что у тебя ещё есть.

Были моменты, когда хотелось бросить «Разных Людей»?

Да. Были. Помню даже, месяца на 3-4 меня в группе не было. Уезжал в Польшу тупо зарабатывать деньги. Музыка – это хорошо, но сам понимаешь, когда в доме ребёнок, ты должен его накормить. Опять же в силу того, что мы абсолютно физические и нам надо есть и пить. Поскольку то, чём мы занимались, не давало никакого дохода, приходилось кормиться другими делами.

Алексей Сечкин и Сергей Чиграков в купе поезда. Гастроли. Харьков. Начало 1990-х. Фотография из архива Александра Чернецкого.
Алексей Сечкин и Сергей Чиграков в купе поезда. Гастроли. Харьков. Начало 1990-х. Фотография из архива Александра Чернецкого.

Ты хотел оставить музыку бесповоротно и полностью погрузиться в зарабатывание денег?

Бесповоротно – нет. Потому, что если начал когда-то играть, то не получится – раз и всё, не хочешь ни видеть, ни слышать. У меня такого не было. Была такая полоса, что надо срочно заработать денег. Стоишь себе на перепутье, как перед плитой, где написано: «Пойдешь туда…», «Пойдешь сюда…».

Момент записи альбомов «Не было» и то, что называют ныне «Потерянным альбомом», который гипотетически мог выйти на «ОРТ-рекордс». Было ощущение, что рано или поздно все это выстрелит и будет востребовано?

Появлялась надежда. Вот, вдруг чудо произойдёт! Не зря же столько сил и нервов на всё потрачено. А вдруг? В студии мне всегда нравилось. Особенный период. Но ничего не происходило.

С «Потерянным» мы долго проторчали. Продюсером выступал Александр Толмацкий, который предложил межгалактический контракт – 4 тома по 500 станиц. Возможно, если б подписали контракт, что-то бы и получилось. Но мы решили не подписывать. Договора-то умели читать Павел Васильевич, да я. Это абсолютно кабальные условия. Мы становились в прямом смысле рабами.

Алексей Сечкин, Александр Чернецкий, Олег Клименко. Застолье. Харьков. Середина 1990-х. Фотография из архива Александра Чернецкого.
Алексей Сечкин, Александр Чернецкий, Олег Клименко. Застолье. Харьков. Середина 1990-х. Фотография из архива Александра Чернецкого.

Чернецкий переехал из Харькова. Поступало персональное приглашение от него? Смог бы перебраться из харьковских условий конца 90-х в Петербург?

Честно говоря, всё стирается со временем, но кажется, что от Чернецкого мне не поступало предложения. Было предложение от Чижа, когда тот уезжал. Мы как-то ехали из Москвы. «Разные Люди» поехали в Харьков, а мы с Чижом махнули в Питер. У нас с ним было несколько репетиций и первые пробные 2-3 концерта Чижа играли с Алексеем Романюком и Михаилом Владимировым. Предлагал переехать в Питер директор Чижа – Игорь Березовец: «Леха, хочешь в Питер переехать?». Сказал, что не хочу.

Ты не верил, что Чиграков станет известен?

Не в этом дело. Один не уедешь, а ехать в Питер с надеждой на чудо, что что-то произойдёт… Тащить маленькую дочку, жену в съёмные квартиры. Реальная ответственность. Фактически, остановила семья. Ребёнок тогда балетом занимался профессионально.

Серёге было проще. Он жил в Харькове в таких же условиях. Питер – огромный город, культурная столица. Шансов намного больше, чем в Харькове. Поэтому, сменить съёмную квартиру в Харькове на съёмную квартиру в Питере наверняка проще. Я жил в своей квартире и прикинул, ну куда их потащу? Можно сказать, страшно.

Выступления «Разных Людей», которые максимально запомнились?

Понравились выступления в туре по Сибири с «БГ-бэндом». Чернецкий не мог ездить. Ездили Чиж, я, Паша и Клим. Поездка очень запомнилась. Нравилось, как проходили концерты и общение после концертов – праздник.

Ваш выезд вместе с Сергеем Коротковым в 1997 году. Это твой первый выезд за рубеж или до этого где-то были?

Мы до этого ездили в Германию. Помню, ездили в Ганновер. Саша туда не ездил. Ездили тем же составом, что и в Сибирь. Потом были свои выезды.

Алексей Сечкин, Александр Чернецкий, Павел Михайленко. Великобритания. 1997 год. Фотография из архива Александра Чернецкого.
Алексей Сечкин, Александр Чернецкий, Павел Михайленко. Великобритания. 1997 год. Фотография из архива Александра Чернецкого.

Что тебя удивило в поездках в Англию?

В Ливерпуле, музей «битлов» – абсолютно пустая коммерческая фигня. Увидел Тауэр, который видел только на картинках… Вестминстерское аббатство, мосты и так далее… Но, поразило совершенно другое.

Думали, Запад настолько крут! Там, мол, порядок и чистота… Оказалось иначе. Когда стоял на остановке, посмотрел вокруг, и понял, что такого срача как там не видел нигде. Специально обученные негры специальными палками этот срач быстро ликвидировали, собирая бычки и так далее. Когда курил, старался найти урну, чтоб не бросать под ноги. Англичане абсолютно не заморачивались, куда выбрасывать то, что у них в руках. Стереотипы о Западе, что там всё круто, под вопросом. Всё было наглядно.

Когда ехали по Лондону, я был штурманом, рядом с водителем. Проезжали Бейкер стрит, 221б. Когда-то в детстве зачитывались об этом месте. Всё это классно было увидеть. Ну, а всё равно хотелось домой.

Ещё поразил уровень музыкального аппарата. Выступали в клубе «Герцогиня Йоркская». Абсолютно квалитетный звук. Поразили музыкальные магазины. Как попадаешь в пещеру Аладдина. Видишь бриллиантовые россыпи барабанов всевозможных моделей и стоишь как вкопанный. У нас с этим было туго. Сейчас лучше, но всё равно, не так. Не мог представить, что такое в принципе возможно.

Сейчас у барабанщиков больше возможностей. Покупают разные тарелки, педали, карданы, палочки; возят с собой в рюкзаках. А что ты с собой возил?

Железо, малый барабан, палочки, по-моему, тоже. Всё таскал.

Выбора особого не было. На палочки были просто запредельные цены. А если учесть, что они ломаются, то это достаточно накладная цена. Барабаны – один из самых дорогих инструментов. Если учесть расходные материалы, и что тарелки могут разбиваться, и пластик пробить можно… Пластик стоил, грубо говоря, 15 долларов – мама дорогая!

Александр Чернецкий, Сергей Коротков, Олег Клименко, Александр Гордеев, Павел Михайленко, Алексей Сечкин с полицейскими. Великобритания. 1997 год. Фотография из архива Александра Чернецкого.
Александр Чернецкий, Сергей Коротков, Олег Клименко, Александр Гордеев, Павел Михайленко, Алексей Сечкин с полицейскими. Великобритания. 1997 год. Фотография из архива Александра Чернецкого.

Юбилейные концерты «Разных Людей». 5, 15, 25, 30-летие. Что это для тебя?

Знаешь, в эти моменты испытываешь счастье от того, что опять вместе на сцене. Всегда счастлив на этих концертах. Концерт в 2005-м, в Харькове, запомнился именно этим ощущением, и тем, что мы чуть не сдохли от жары. В зале набилось около 2000 человек. А зал не особо рассчитан на это, и поломались кондиционеры. Это был «Израиль».

Юбилейные концерты в Харькове, Москве, Петербурге, Белгороде отличаются? Для тебя концерт в Харькове ярче, выразительнее, ближе, чем в других городах?

В Харькове, как в «машине времени» – раз, и назад. Фактически та же публика. Тот же зал, те же люди, экипаж на месте. Честно говоря, в Питере, Белгороде, Москве, не задавался вопросом какая публика и чем отличается. Главное – выйти на сцену, воткнуть штекера и зазвучать. На сцене опять пацаны – это самое главное.

Первое впечатление о Чернецком. Первая мысль, эмоция в момент знакомства. Было ли то, что тебя удивило, задело?

Вспомнил, что мне-то Чернецкий и не понравился тогда на концерте «ГПД», когда был ещё далёк от всего движения. Да простит меня, Господь, не знал, что он болен. Сане уже было тяжело стоять. На сцене человек, который, как мне показалось, кривляется. Неприятно слушать. Думал, что в этом хорошего? Это всё оказалось поверхностным и осыпалось, когда познакомились и стали играть вместе, Саша оказался абсолютно другим. Понял, как ему тяжело было.

Концерт харьковских «Разных Людей» в Одессе. Великобритания. 1997 год. Фотография из архива Александра Чернецкого.
Концерт харьковских «Разных Людей» в Одессе. Великобритания. 1997 год. Фотография из архива Александра Чернецкого.

Когда в группе есть человек, который не всё может физически делать сам, как это меняет климат в группе?

Не было ощущения, что с нами инвалид. Поможешь, например, обуться, но абсолютно без негативных эмоций. Саша всегда воспринимался, как любой из нас. Без напряга. Очень тяжелый период. Боли, которые он испытывал – это ужасно. Но он себя проявлял даже не как оловянный, а как титановый солдатик, с невероятным мужеством и невероятной любовью к жизни.

Слушал музыку Саши, после его переезда в Петербург?

Как в случае с Чижом, так и в случае с Сашкой, рад, что у них многое получилось и они переехали. То, что выходило, слушал. Всегда был в курсе, что происходит. Сейчас возможности шире и совершенно нет препятствий. В корне изменился подход к аранжировкам. Происходило не так, как у нас.

Что сейчас слушаешь из музыки?

Саня иногда присылает свои ссылки – смотрю. А так, чтобы следить за его творчеством… Нет. Сейчас социальные сети. Хотя туда и не ходок, но кто-то что-то да пришлёт. Вернулся к старым англоязычным командам. С удовольствием слушаю. Это исключает лишнюю эмоциональную нагрузку. Поскольку не знаю этого языка, голос для меня становится ещё одним инструментом. Когда слушаешь русскоязычную музыку, перевариваешь подтексты.

Билет на юбилейный концерт «Разных Людей» к 15-летию. Харьков. 29 год 2005 года. Фотография из архива Александра Бессмертного.
Билет на юбилейный концерт «Разных Людей» к 15-летию. Харьков. 29 год 2005 года. Фотография из архива Александра Бессмертного.

В чем для тебя секрет востребованности группы «Разных Людей»?

«Разные Люди» – такой камертон, когда совпадают волны слушателя и Саши. Иначе никакой востребованности бы не было. Значит, что-то он несёт в текстах, в подаче, что цепляет людей. Он поёт о людях и для людей.

О чём важно сказать в завершении?

Рад, что эти люди вошли в мою жизнь и остаются в ней. Общаемся и остаёмся друзьями. Дай Бог, чтоб все были живы и здоровы. Спасибо за многочасовые репетиции, гастроли и за всё, что происходило у нас вместе. Я всегда рад видеть каждого!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *