ЕЛЕНА СОКОЛОВА: «ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ ПРИМЕР ЧЕРНЕЦКОГО РАБОТАЕТ НЕ ТОЛЬКО В РОК-СРЕДЕ»

Есть в деле подготовки книги «Жизнь стоит того…» человек, с которым говорим не только о благости творчества групп «Разные Люди», «Адаптация», «Электропартизаны». Елена не приемлет появления своих фото в соцсетях. Поддерживаю её в этом выборе, хотя и хочется передать мимику, живость, и активность этого доброго человека. Пожалуй, за нас это сделает текст интервью и редкие фото из архивов Александра Чернецкого.

В интервью поднимаем не только вопросы по книге, но и некоторые процессы социального и творческого воплощения дел Чернецкого. Говорим о публике на его (и не только его) концертах, о восприятии музыки «Разных Людей» молодёжью: «Сейчас поговорить с молодыми на какие-то серьёзные темы уже стало проблемой. В ответ часто слышу: «Ой, не грузи! Мне надо расслабиться». Интересно, кто им внушил, что они так напрягаются, что им постоянно нужно расслабляться? Эта ситуация стала настораживать».

Из интервью Елены Соколовой для книги «Жизнь стоит того…»:

Как и когда ты узнала о группе «Разные Люди»?

Узнала в 2008 году, а на концерте впервые побывала в начале 2009-го. Это, как понимаю, традиционный концерт по поводу дней рождений Александра Чернецкого и Михаила Нефёдова в клубе «Орландина». В концерте принимал участие Ваня Васильев.

Почему остался интерес к этой группе и к этому исполнителю?

Я не меломан и мне не нужно много музыки. Музыка не звучит фоном. Слушаю всего несколько команд и всё же предпочитаю концертные выступления. В рок-группе для меня главное – драйв и тексты со смыслом. С драйвом у «Разных Людей» всегда отлично, впрочем, и с текстами. Мощный энергетический посыл на концертах. К тому же в таком стиле у нас, по-моему, никто не играет. Поэтому вместе взятое привлекло моё внимание к группе.

Александр Чернецкий, Сергей Чиграков, Андрей Васильев. Санкт-Петербург. 2003. Фото: Андрей Федечко.
Александр Чернецкий, Сергей Чиграков, Андрей Васильев. Санкт-Петербург. 2003. Фото: Андрей Федечко.

Ты часто посещала концерты?

До определённого момента часто. Потом наступил перерыв. Мне пришлось на 5 лет отказаться от посещения электрических концертов из-за некоторых проблем со здоровьем. В начале 2017-го вернулась в «большой рок» и стараюсь, когда есть возможность, ходить часто.

Чем тебе интересна авантюра с написанием книги?

Когда увидела в соцсети сообщение от Дмитрия Гороховского (который и предложил идею создания постов с просьбой о помощи в расшифровке интервью), меня обрадовал сам факт того, что хотят написать книгу о Чернецком. Во-первых, в принципе мало книг о наших рок-группах и музыкантах. Во-вторых, если что-то и пишут, то в основном уже об ушедших людях. Не припомню, чтоб была хорошая книга о человеке, который живёт и продолжает играть рок. Эту новость приняла с радостью и возникло желание помочь.

Александр Оников, Александр Чернецкий, Андрей Васильев. Харьков. 2010. Фото из архива Александра Оникова.
Александр Оников, Александр Чернецкий, Андрей Васильев. Харьков. 2010. Фото из архива Александра Оникова.

Всех, кто мне помогает, спрашиваю о технологии подготовки текста. Как ты это делаешь?

По-разному. Когда есть время сесть и плотно, не отвлекаясь, заняться переводом, начинаю сразу по строчке переносить интервью. Когда уже записан большой кусок, переслушиваю его и заполняю пробелы. Потом слушаю интервью ещё раз целиком, перечитываю текст, исправляю оставшиеся огрехи. Оставляю вопросы там, где никак не удавалось расслышать реплики. Когда нет времени, чтобы сразу сесть за работу, просто слушала, составляю общую картину, делая пометки, на что обратить внимание.

Есть интервью, которые тебе запомнились, и почему?

Запомнилось интервью с Алексеем Марковым. Поразила его память. Помнит в подробностях многие детали тридцатилетней давности. Я не помню, что 5 лет назад было, а он помнит, и говорит чётко, по делу, без «лирических» отступлений. По существу, но при этом интересно рассказывал. С материалами его интервью было легко и приятно работать. Понравились интервью с Егором Верюжским, Петром Белецким, Инной Чернецкой. Инна, как человек близкий Александру, открывала эту историю изнутри, с другой стороны, нежели коллеги «по цеху». Интервью самого Александра тоже интересно слушать. Из тех интервью, что не переводила в текст, но успела послушать, очень понравилось интервью Игоря Ойстраха.

Александр Чернецкий. Офисник в Белгороде. 2010. Фото из архива Александра Оникова.
Александр Чернецкий. Офисник в Белгороде. 2010. Фото из архива Александра Оникова.

Что больше всего зацепило в этих, перечисленных тобой интервью, кроме глубокой памяти Маркова?

Удивила информация о количестве перенесенных Александром операций, про которые рассказала Инна. Каждая операция – всё-таки удар по организму. Один наркоз чего стоит. Чернецкий не бросает заниматься музыкой. На сцене всегда бодр и позитивен. Это производит впечатление.

Приятно узнать о людях, которые помогали с записью дисков, когда в Харькове были проблемы в группе; и когда Чернецкий переехал в Петербург, то здешнее рок-сообщество показало, что связи между людьми не утеряны. Всё это помогло немного понять эту «музыкальную кухню». Как идёт запись, как готовится материал, организуются квартирники, концерты. Раньше с этой сферой деятельности не соприкасалась.

Ещё врезался в память рассказ Егора Верюжского о том, как они вдруг решили поехать в Петергоф. Что он с некоторым неверием отнесся к тому, что поездка состоится. Оказалось, Чернецкий слов на ветер не бросает. Чего стоит фраза (про полотенца): «Чайфа? Они же не потеют!». В этом весь Чернецкий, с его юмором, некоторой долей сарказма и подковыркой.

 Александр Чернецкий общается с тульской аудиторией. Тула. 2005. Фото: Алексей Шераутин.
Александр Чернецкий общается с тульской аудиторией. Тула. 2005. Фото: Алексей Шераутин.

Вопросы, которые не были заданы людям, которые давали интервью или самому Чернецкому? Есть ли у тебя вопросы, которые ты хочешь задать?

Не все интервью успела послушать, но, когда работала над интервью тех, кто помнит харьковский период – там постоянно упоминалось, что группа активно репетировала. На репетиции никого не пускала на всех точках. Когда пошли интервью с питерскими составами, то сразу появилась тема, что никаких репетиций нет; «лучшая репетиция – концерт». Как и когда появилась эта грань и кто инициатор отказа от репетиций? Сложилось впечатление, что это пошло от Чижа, но могу ошибаться. Ещё бы задала вопрос Инне: «Как на ней, как на директоре группы, сказывались перемены в составе? С кем ей легче всего было работать, а с кем сложнее? Были ли у неё любимчики в группе, и есть ли они сейчас?».

Сергей Чиграков, Александр Чернецкий и Павел Михайленко. Белгород. Центр молодёжных инициатив. 2011. Фото из архива Александра Оникова.
Сергей Чиграков, Александр Чернецкий и Павел Михайленко. Белгород. Центр молодёжных инициатив. 2011. Фото из архива Александра Оникова.

С 2009-го по сегодняшний день что-то изменилось, здесь в Петербурге, в плане концертов?

Со стороны группы мало, что изменилось. Драйва по-прежнему много. А со стороны публики произошли изменения не в лучшую сторону. Она очень вялая. Это касается не только концертов «Разных Людей». Общая тенденция. Мне, после перерыва, это сразу бросилось в глаза. Когда так произошло, не могу сказать, но разница есть. На танцполе почти никто не прыгает. Мало кто подпевает. В основном, люди стоят и снимают на смартфоны. Большинство даже не знает, что группу можно вызвать на бис. Больше трети зала может уйти, и с возмущением говорить: «Что такое? Концерт закончился, мы ушли, а они потом снова петь стали!».

Многие группы перестали бисировать, потому приходится выходить почти к пустому залу. Культура рок-концертов утрачивается. Мало кто знает о традиции, что на медленной песне принято присесть, а потом резко встать на припеве всем залом. Всё это особенно заметно на «Двадцатничке» группы «Пилот». Когда пошла медленная песня, и ряды начали сажать, как это принято – хлопком по плечу, многие вообще не поняли. Некоторые стали возмущаться. Это, конечно, снижает впечатление от концертов.

Наиль Кадыров, Юрий Николаев, Алексей Шераутин, Александр Чернецкий, Андрей Васильев с тульской публикой. Фото: Алексей Шераутин.
Наиль Кадыров, Юрий Николаев, Алексей Шераутин, Александр Чернецкий, Андрей Васильев с тульской публикой. Фото: Алексей Шераутин.

У тебя есть мысли, почему это произошло?

Есть впечатление, что смартфоны высасывают энергию из людей. Это смешно, конечно, но совпадение есть. Молодые люди стоят, когда звучит драйвовая музыка. Я начинаю прыгать или пританцовывать. Наверное, нелепо смотрюсь со стороны, но не могу стоять. Причём на концертах всегда трезвая, а большинство уже чем-нибудь «подогретое», и стоят.

Происходящее можно назвать проявлением встречи людей из 80-90-х и людей гораздо моложе? Они наверняка не знают, как всё происходило. И нет среды, которая может это сформировать. Культура поведения на концертах в 80-е, 90-е другая. Сейчас принято стоять, смотреть, или сидеть, или смотреть трансляцию в TouTube.

Сложно определить момент, когда это произошло, но не верится, что все, кто в курсе вдруг резко перестали ходить на рок-концерты, и публика полностью сменилась. Когда пришла на свой первый рок-концерт, не знала, что там и как. Но, посмотрев по сторонам, вникла сразу во всё. Люди стали более закрытые или стесняются, но уже, по слухам, и на «Рамштайн» стоят. Не знаю почему их не заводит музыка. Ищу ответ на этот вопрос, но не могу найти.

Александр Чернецкий и Вадим Курылёв. Фестиваль «Харьков – Питер». Белгород. 2012 год. Фото из архива Александра Оникова.
Александр Чернецкий и Вадим Курылёв. Фестиваль «Харьков – Питер». Белгород. 2012 год. Фото из архива Александра Оникова.

Вернёмся к Чернецкому. Чем он значим для тебя?

Могу сказать, что вижу на концертах. Чернецкий всегда дружелюбен и внимателен к зрителям. Со всеми пообщается, всем ответит на вопросы, даже если очень устал. На электрических концертах, как мне кажется, сам заводится от музыки, даже если не очень хорошо себя чувствует. Много энергии отдаёт в зал, поэтому приятно ходить на концерты.

Со своими физическими недостатками, которые должны мешать в обычной жизни, он не замыкается и не теряется в жизни. Постоянно что-то делает для людей. Это положительный пример не только в рок-музыке, но и общечеловеческих ценностях.

Мне удалось побывать на его нестандартном концерте в прошлом году. Ассоциация «Доступ открыт» из Москвы и Ассоциация «Опора» организовали форум – «Доступная среда». Александр Чернецкий должен был там выступать.

Ассоциацию в своё время создал инвалид-колясочник Александр Мягков, чтобы люди в таком же положении как он, не замыкались в ограниченном мире, а принимали участие в общественной жизни – выезжали в город, ходили на концерты, в театр, были среди людей людьми. Он собрал московских коллег и поехал в Петербург провести что-то вроде ознакомительного семинара. Туда пришли все желающие: волонтеры общественных организаций, обычные люди.

Когда пришла информация, что Чернецкий там будет выступать, я сама заинтересовалась тем, что это вообще такое и пришла. Семинар проходил 2 дня. Чернецкий выступал во второй день. В первый было общение и обучение тому, как общаться с людьми с разными проблемами, как помогать.

Во второй день состоялся душевный концерт в домашней атмосфере. Чернецкий заметно нервничал, как всё пройдёт, но всё было более чем приятно. Через время от ассоциации «Опора» мне пришло приглашение принять участие в обучении в школе волонтёров. Это был пилотный проект, где они обкатывали свою программу. Сейчас школа продолжает работать.

На обучении познакомилась с интересными людьми. Волонтёрами из разных организаций. Со многими поддерживаю связь. Когда есть время, участвую в их мероприятиях. Не зная Чернецкого, вряд ли бы с ними пересеклась по собственной инициативе. Я к тому, что положительная энергия не исчезает, а трансформируется и принимает разные формы. Положительный пример Чернецкого работает не только в рок-среде, но и в общественной жизни. Импульс добра, запущенный им в мир, имеет продолжение.

 Александр и Инна Чернецкие. Клуб «Jazzter». Харьков. 2012. Фото из архива Александра Оникова.
Александр и Инна Чернецкие. Клуб «Jazzter». Харьков. 2012. Фото из архива Александра Оникова.

На твой взгляд, молодым людям сейчас нужно то, о чём говорит и поёт Чернецкий?

Не могу сказать, хотят ли они это слышать, но считаю, что им нужно это слышать. Так создаётся общий гуманистический фон. Нынешнюю молодёжь нужно пробивать, а она сейчас сложно пробиваемая. Её мало что трогает, мало что задевает. Люди стали закрытые. Живут как улитки в раковинах. Направо и налево боятся посмотреть. Молодых сейчас сложно затащить куда-то, где не только развлекаются. Ходят на квесты, игры с претензией на интеллектуальность.

У меня есть группа приятелей на 13-15 лет моложе меня. Чтобы затащить их на рок-концерт, надо приложить невероятные усилия. Найдут тысячу причин и отговорок. Зато каждое воскресенье им не лень ходить на игру типа «Что? Где? Когда?». Они меня несколько раз туда подтягивали. Но это полная чушь, конечно. Не могу сказать, что, просидев на этой игре 3 часа, почерпнула что-то очень ценное. Знания и информация там из серии «в одно ухо влетело, а из другого – вылетело», это не остаётся надолго. Но люди ходят. В прошлом сезоне ходили почти каждое воскресенье. Тратили 3-4 часа в неделю, и им было не жалко этого времени. Как позовёшь на рок-концерт, сразу начинается: «У меня то или сё, дети и прочее». На развлекуху всегда найдут время и куда деть детей. Не знаю, почему так, но думаю, что всё-таки молодёжь надо пробивать, подтягивать.

Александр Оников, Михаил Нефёдов, Денис Гончаров, Александр Чернецкий, Юрий Чиковани, Павел Павлов. После концерта «100 лет на двоих». Белгород. 2017. Фото из архива Александра Оникова.
Александр Оников, Михаил Нефёдов, Денис Гончаров, Александр Чернецкий, Юрий Чиковани, Павел Павлов. После концерта «100 лет на двоих». Белгород. 2017. Фото из архива Александра Оникова.

А зачем? Если молодёжь пробить, то чего, на твой взгляд, можно добиться? К чему это приведёт?

Если их пробить, они будут думать не только о себе, но и о окружающем мире. Сейчас поговорить с молодыми на какие-то серьёзные темы уже стало проблемой. В ответ часто слышу: «Ой, не грузи! Надо расслабиться». Интересно, кто им внушил, что нужно постоянно расслабляться? Эта ситуация стала настораживать. Новость, что Сергей Шнуров собрал на свой концерт 67000 зрителей, честно говоря, ужаснула. Кич, возведенный в степень религии. Когда слышу подобные новости, в памяти всплывает «Хождение по мукам» и описанное там общество перед Первой мировой.

Александр Чернецкий и Вадим Курылёв. Концерт «10 лет альбому «Дороги». Белгород. 2018. Фото из архива Александра Оникова.
Александр Чернецкий и Вадим Курылёв. Концерт «10 лет альбому «Дороги». Белгород. 2018. Фото из архива Александра Оникова.

Что на твой взгляд должно быть в книге «Жизнь стоит того…», чего нет в других книгах?

Когда думаешь о книге об известном человеке, который не сильно на слуху (широко известен в узких кругах), мне кажется нужно больше раскрыть личность; рассказать о разных интересных случаях на концертах; о людях, которые с ним.

То, как сейчас идёт работа с интервью – мне нравится. Интересно, но знаю, кто такой Чернецкий. Знаю людей, которые с ним играли и играют. Поэтому мне трудно оценить это с точки зрения человека, который вообще ничего не знает. Сложно сказать, как и чем привлечь людей, чтобы они стали читать. Важно упомянуть, что Александр, например, друг Шевчука. Что у него много пересечений с другими людьми, которые на слуху, как, тот же Егор Летов.

Непросто представить по какому принципу будет компоноваться информация. Одно дело – информация о группе, другое – о Чернецком. Ещё люди много рассказывают о себе. И всё это интересно. Выкидывать жалко. Есть, конечно, и «вода», но по большей части, то, что попадалось – почти всё интересно.

Хочется сказать пару слов об Инне Чернецкой. Александру повезло, что она встретилась на его пути. Неизвестно, как бы сложилась его жизнь, не будь Инны рядом. Она молодец. Не побоялась связать жизнь с физически нездоровым человеком, быть рядом столько лет. Понимаю, насколько это всё непросто. При этом она всегда очаровательная, воздушная, милая и иногда напоминает фею. Вполне понятно, что эта «фея со стальным стержнем внутри», потому что даже обычная долгая семейная жизнь – дело непростое. А жизнь с творческим человеком (тем более – с рок-музыкантом), у которого проблемы со здоровьем – серьёзный труд. Но от неё всегда идёт очень позитивная волна. Приятно посмотреть. А когда выходит на сцену, все музыканты сразу расцветают. Глаза у всех особо загораются, появляются улыбки. Хочу пожелать им с Александром продолжать в том же духе, не терять свой настрой и быть рядом друг с другом долгие годы.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *