ЕЛЕНА ДЯДИНА: «РАЗНЫЕ ЛЮДИ» ОБЪЕДИНИЛИ НАС ТОГДА И СОЕДИНЯЮТ ДО СИХ ПОР»

Мы уже писали, что «Разные Люди» – созидательное объединение людей со всех уголков мира. Многие из них – эмигранты из Харькова. Когда события объединяют харьковчан, другие тихонько завидуют или наслаждаются созданной атмосферой со вкусом дружбы. Одно из текущих событий – 30-летие формации «Разные Люди» в Петербурге. В данном контексте Елена Дядина (подруга Инны Чернецкой со школьной поры) приняла участие в качестве интервьюера для книги «Жизнь стоит того…», тем самым окончательно и бесповоротно вошла в историю Харькова, и современного музыкального мира.

Из интервью Елены Дядиной для книги «Жизнь стоит того…»:

Знаю, что вы с Инной Чернецкой каким-то образом сдружились и ходили на рок-концерты со времён школы.

Мы с Инной одноклассницы и дружим давно – со школы. Как мы попали в неформальную тусовку точно не помню. Инициатива исходила от Инны, а я, в принципе была не против. Это было интересно, нестандартно и зажигательно. На тот момент хотелось свободы, протеста и перемен, а неформальное течение отображало всё это в полном объёме.

В школе вас можно было сосчитать на пальцах одной руки. Вы точно выделялись. Как относились к этому твои близкие? 

Да наш внешний вид был вызывающим и не соответствовал школьным правилам. И, конечно, мы выделялись, и вид у нас был очень неординарный. Однажды даже выгнали с экзамена за зелёные ногти. Родители первое время неодобрительно относились к нашему образу и нашим новым знакомым. На свой день рождения, на моё 18-летие, я пригласила всю группу к себе домой и познакомила родителей с ребятами. У меня тоже музыкальная семья и знакомство произошло очень дружелюбно и музыкально весело. После этого родители с пониманием стали относиться к моему увлечению и с одобрением к нашим поездкам с группой по разным городам.

Елена Дядина. Харьков. ХАИ. 1989 год. Фотография: Игорь Карпенко.
Елена Дядина. Харьков. ХАИ. 1989 год. Фотография: Игорь Карпенко.

Самое «дикое», что тебе приходилось делать со своим внешним видом?

Внешний вид – это своего рода импровизация. Я обесцвечивала волосы, а потом разукрашивала их разноцветными фломастерами. Приобрести вещи было тяжело, поэтому самостоятельно находили джинсы, вытравливали их и oкрашивали. Всю одежду придумывали и продумывали сами. Старались что-то пошить, а что-то переделать или разрисовать. Был момент, когда я достала накатку-переводку с изображением какой-то рок-группы. Надо было быстро придумать куда её можно наклеить. У папы была водолазка. Я отрезала рукава и горло, покрасила в чёрный цвет и перевела на неё накатку. Прекрасная получилась футболка. Никто даже не понял откуда она взялась, пока папа не кинулся искать водолазку. Ну, и мы обвешивались, конечно, разными побрякушками. Это даже было интересно, хотя, и рискованно на тот момент.

Что говорили одноклассники, когда на это смотрели?

Мы были вне всего происходящего вокруг, и те, кому это нравилось, может быть, и хотели так же, но не хватало смелости. Были единомышленники, с которыми я, в принципе и сегодня общаюсь. Но, были и те, кто это всё принимал в штыки. На самом деле, одноклассники не сильно мешали нам. Это было интересно для многих.

Вы сначала ездили на выступления с группой «Противовес».

Было на улице Сумской кафе «Мурзилка». Всё неформальное движение города собиралось там. Сначала мы просто влились в эту тусовку, а дальше – были поездки. Потом вообще появился рок-клуб. Мы и туда каким-то образом стали вхожи и начали ездить с «Группой Продлённого Дня». Нам придумали название «ГПД-шки», и в дальнейшем мы гордо за них держались и старались никого больше не подпускать.

Елена Дядина и Инна Чернецкая. Презентация виниловой пластинки «Разные Люди. 1992». Харьков, ДК Строителей, ТРК «Орион», 1 августа 1993 года. Фотография: Владислав Уразовский.
Елена Дядина и Инна Чернецкая. Презентация виниловой пластинки «Разные Люди. 1992». Харьков, ДК Строителей, ТРК «Орион», 1 августа 1993 года. Фотография: Владислав Уразовский.

Что входило в функции «ГПД-шек?

Никаких особых функций не было. По возможности мы старались ездить с группой по разным городам. Но, случались моменты, когда люди вообще не понимали, как реагировать на такие выступления. Наша задача состояла в том, чтобы завести зал своим видом, беззаботностью и бесшабашностью. Мы просто отрывались.

Толкали людей, чтобы они тоже это делали? Какая была технология всего происходящего?

Нет, как мы можем подбивать людей? Мы как бы расслабляли зал. Когда мы с концертом приехали в Воронеж, зрители не знали, как реагировать. Люди вели себя очень сдержано, не вставали с мест, сидели как на комсомольском собрании, пока не появились мы. Я и Инна начали танцевать, подпевать и выкрикивать в первых рядах. И люди понимали, что есть ещё и такая сторона. Что можно, в принципе, расслабиться и поплясать. Зал в Воронеже завёлся. Может, у кого-то есть и другие воспоминания, но в моей памяти остался именно Воронеж. Хотя, конечно, ездили мы много. Был и Зимний стадион. Это тоже очень яркое воспоминание. Там выступали очень серьёзные группы, и, конечно, никто тогда «ГПД» в общем-то не знал. Это было невероятно круто! «ГПД» взорвали зал!

На презентации виниловой пластинки «Разные Люди. 1992». Харьков, ДК Строителей, ТРК «Орион», 1 августа 1993 года. Слева направо: Леся Осауленко, Лена Дядина, Саша Чернецкий, Инна Чернецкая. Фотография: Владислав Уразовский.
На презентации виниловой пластинки «Разные Люди. 1992». Харьков, ДК Строителей, ТРК «Орион», 1 августа 1993 года. Слева направо: Леся Осауленко, Лена Дядина, Саша Чернецкий, Инна Чернецкая. Фотография: Владислав Уразовский.

Твоё знакомство с Сашей Чернецким. Как это было?

Честно говоря, задала недавно этот вопрос Инне. Помню, всё началось с гитары. Каким-то образом где-то она достала очень полезную для Саши гитару, и, видимо, это был повод как-то ближе познакомиться. А я пошла просто «прицепом», если можно так выразиться. Знакомство завязалось с этого момента. Точно не помню, как и где ей удалось эту гитару достать. Тогда мы уже в «Мурзилке» были как свои, нас все знали. То есть, это не то, что мы прямо с улицы пришли: «Здравствуйте, вот вам гитара!».

Ты лично замечала какие-то особенности у Саши? Я сейчас даже больше не про здоровье, а про характер и его поведение?

Конечно! Все замечали, какой он чистый и открытый человек. Он прямо притягивает к себе, как магнит. Если поговоришь с ним раз, или два, тебя уже тянет с ним общаться и дружить. Очень интересный человек. На тот момент мы школьницы и в нашей жизни есть школьная комсомольская ерунда. А тут был действительно протест.

Елена Дядина и Инна Чернецкая. Фестиваль памяти Игоря Ганькевича. Одесса, лето 1995. Фотография из семейного архива Чернецких.
Елена Дядина и Инна Чернецкая. Фестиваль памяти Игоря Ганькевича. Одесса, лето 1995. Фотография из семейного архива Чернецких.

Когда ты поняла, что у Инны с Сашей происходит что-то личное?

Я не поняла, а была свидетельницей происходящего. Мы же подруги и у нас свои девчачьи секреты. Когда у Саши начались серьёзные проблемы со здоровьем родители, конечно переживали и даже боялись. И не только родители, а также друзья и знакомые. Кто-то сильно завидовал, а кто-то жалел. Я не боялась, у меня не было ни страха, ни тревоги, я всегда была рядом и видела, как отношения начинали строиться и развиваться. Какие-то тяжёлые моменты мы проживали с Инной вместе, так же Инна знала и о моей личной жизни. Знаешь, люди сходятся по общим взглядам и понятиям. Мы с Инной во многом похожи и я бы поступила точно так. Большую часть того, что потом произошло с Сашей Инна взяла на себя.

Что на твой взгляд случилось с Инной и Сашей?

Саша вообще мягкий человек. Ему было тяжело бороться с болезнью, но Инна всегда была рядом. Когда он лежал, не вставая с кровати, её заслуга была в том, что она его заставляла и делала вместе с ним все эти упражнения. Это действительно тяжело, когда Саша не мог подняться с кровати со специальной перекладиной. Это сейчас есть специализированные кровати, а на тот момент всё это делали самостоятельно. Он поднимался, подтягивался на руках. Большая заслуга Инны в том, что она его так поддержала. Нашла нужные слова, которые могли подбодрить, и в то же время как-то подталкивала на подвиг, который был ему просто необходим. Саша перенёс неудачную операцию, но на тот момент вариантов особых не было. Это очень сложный период для них обоих.

На пляже в Аркадии. Фестиваль памяти Игоря Ганькевича. Одесса, лето 1995. Слева-направо: Олег (муж Елены), Елена Дядина, Инна Чернецкая, Александр Чернецкий. Лежит – Павел Михайленко. На заднем плане – Сергей Чиграков. Фотография из семейного архива Чернецких.
На пляже в Аркадии. Фестиваль памяти Игоря Ганькевича. Одесса, лето 1995. Слева-направо: Олег (муж Елены), Елена Дядина, Инна Чернецкая, Александр Чернецкий. Лежит – Павел Михайленко. На заднем плане – Сергей Чиграков. Фотография из семейного архива Чернецких.

Что происходило в твоей жизни к моменту, когда решила уехать из Харькова?

Мне кажется желание уехать, у меня было очень давно. В детстве хотела быть стюардессой потому, что хотелось много путешествовать. Мои близкие родственники разбросаны по всему миру и связь с заграницей всегда существовала у нас семье. Вообще, Харьков мне никогда не нравился. Когда поездила с «ГПД» по стране, поняла, что, если не уеду в Европу, то уеду куда-нибудь в другой город. В тот же Ленинград или в Киев. И как-то у меня такая мечта появилась, и я ей, наверное, следовала. По окончании школы, в выпускном альбоме так и написала: «Хочу уехать за границу». Так и произошло.

В каком году тебе это удалось сделать?

В первый раз я попала за границу ещё в Советском Союзе, когда уехала с мамой в круиз. Семья у нас большая и родственники разбросаны по разным странам и городам. Мы ездили к ним в гости. Эта первая поездка открыла для меня новые горизонты. На контрасте в моем бунтарском настроении в 21 год поехала в Голландию, и это было началом отсчёта моего долгого пути к мечте – прошло 10 лет, я вышла замуж и родила двоих детей, но мечта меня сюда и привела. Не Голландия, как мечтала, но совсем рядом.

Инна Чернецкая и Елена Дядина. Фотография из семейного архива Чернецких.
Инна Чернецкая и Елена Дядина. Фотография из семейного архива Чернецких.

Твоё самое яркое впечатление о Харькове.

Харьков – большой провинциальный город, в котором ничего кроме коммерции не происходит. Даже живя здесь среди многочисленных эмигрантов со всего бывшего Союза, люди из Харькова – это особая категория.

Что касается твоего знакомства и общения с формацией, которая стала в последствии «Разными Людьми». Что помнишь самого яркого из жизни группы харьковского периода?

Мне все они были одинаково близки. Мы все собирались у Игоря Сенькина. Это какой-то отдельный мир от всего остального Харькова. Это меня зарядило и придало больше уверенности, чтобы делать шаги вперёд. На тот момент Советский Союз же был. Все это было глухо и закрыто, спрятано. А тут, в этой квартире Сенькина, «открылись все двери».

После переезда ты эпизодически встречалась и с Инной, и ездила на различные мероприятия с участием «Разных Людей». Что для тебя все эти поездки? Зачем тебе эти «Разные Люди»? Почему-неймется-то?

Саша и Инна по-семейному близкие мне люди. Нас очень много связывает и объединяет. Пока жили в Харькове, часто общались. Они приезжали к нам, а мы – к ним, ездили вместе отдыхать на море. Через 3-4 года мы уехали из Харькова вслед за ними. Жизнь разбросала, и, конечно возможности видеться стало меньше, но мы старались не терять связь и проводить время вместе на различных мероприятиях. Так же случилось и на 30-летие группы.

30-летие группы. Понятно, что у вас много личных тем, о которых говорите, но для тебя тридцатилетие как прошел? Что это для тебя больше? Общение с конкретными людьми или атмосфера? 

Меня по-прежнему тянет в этот мир. Есть такое выражение: «Наши люди или Свои люди». Нас объединило это тогда и соединяет до сих пор. Это мой мир. Мне в нём уютно, легко и комфортно. И мне всё очень понравилось. Как всегда, тепло и душевно. Несмотря на то, что 30-летие, но меня вернуло в то время. Не ощущалось, что уже столько прошло. Это действительно атмосфера, которую дополняет приятное общение с родными людьми. Всегда рада всех видеть и пообщаться.

Елена Дядина и Владимир Кирилин. В гримёрке Aurora Concert Hall. 30-летие группы «Разные Люди». Санкт-Петербург. 2 июня 2019 года. Фотография: Александр Бессмертный.
Елена Дядина и Владимир Кирилин. В гримёрке Aurora Concert Hall. 30-летие группы «Разные Люди». Санкт-Петербург. 2 июня 2019 года. Фотография: Александр Бессмертный.

Ты послушала «ГПД» в том виде, в котором они выступали. Что ты испытала, как человек, который видел их выступление на Зимнем?

Сегодня это уже немного другие ощущения. Я погрузилась в атмосферу того времени и переживала те эмоции, которые давали нам силы, уверенность, энергию и желание что-то менять. В то время эмоции были ярче и мощнее, так как эта музыка была настоящим прорывом. Это надо было прочувствовать и прожить. А сейчас на это всё смотришь и воспринимаешь по-другому, но меня очень тронула именно часть «ГПД» на юбилее. Конечно, «Разные Люди» – это «Разные Люди». Но программа «ГПД» всё равно отличается от «Разных Людей» и в песнях, и в настрое, и в чувствах.

Отматывая плёнку памяти на 32 года, если подводить некий итог или делать вывод обо всем происходящем, то что ты можешь сказать про 2 июня 2019 года? Какую реакцию увидела в зале? Наблюдала ли за людьми?

Разница всё-таки есть. Люди, которые находились в зале – это другие люди. И у них уже своё восприятие. Я рада тому, что это всё живёт до сегодняшнего дня и пользуется успехом. Очень благодарна Саше, что он всё это организовал и люди откликнулись. Я кайфовала, и на людях особо внимание не заостряла. Мне как-то больше в это время хотелось попасть в момент здесь и сейчас. Вижу это, слышу и кайфую от этого. Мне очень важно было, как я это воспринимаю.

Сколько лет вы не виделись с Владимиром Кирилиным?

Мы не виделись с того момента, как распалась «ГПД» и скажу больше даже не знали о судьбе каждого.

Что тебе важно было узнать об этом человеке, которого не видела 30 лет?

Мне не важно было узнать что-то. Мне важно было, как он воспримет меня. Про себя я знала, что буду очень рада его видеть. И даже больше, чем просто рада. А так, конечно, какие-то моменты интересны. У каждого – своя жизнь. Разбросало всех нас. Но не меняю своего взгляда. Как воспринимала его тогда, так и воспринимаю сейчас. Он, может, переживал, что как-то по-другому посмотрю. А я за это не переживала. Жаль, что не приехали остальные. Я тоже очень хотела их увидеть.

Есть ли что-то, о чём я не спросил, но тебе важно об этом сказать? 

Саша – человек с большой буквы. Не потому, что он талантливый музыкант, он в принципе такой человек. От него всегда идёт позитив и свет! Поэтому, я его очень люблю. И благодарна своей судьбе за то, что она свела нас с ним. Сашка, Будь!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *